Драгоценная


На этом наполненный событиями день пришел в относительное спокойствие. Придворные, возглавляемые принцессой и ее старшей фрейлиной, продефилировали к месту трапезы. За столом все только и говорили, что о предстоящем поединке, но ничего нового мы с подругой для себя не почерпнули. Даже наоборот, мы в отличие от окружающих хотя бы знали причину столь неординарного поступка лии Гаагус.

Улучив минутку, я предупредила свою госпожу, что буду вынуждена опять ее покинуть. Мне предстояло очередное морское путешествие. Как и предполагала, известие принцессу не обрадовало, но против воли любимого дедушки она пойти не могла и была вынуждена смириться с моей поездкой. Правда, в этот момент ей на глаза очень некстати попалась моя субретка, и это своеобразным образом решило судьбу Ульки. Девочка осталась во дворце скрашивать будни наследницы.

 

Камень четвертый

 

– Армель, это совершенно недопустимо! Ты знаешь, кто ходит на обеды в таких нарядах? А эта прическа… Какой кошмар! Просто немыслимо! Сейчас же вернись и приведи себя в порядок! Будущей тарисе Озерской непозволительно одеваться так вульгарно!

Нотации, подобные этой, сопровождали меня с самого отплытия из столицы. Несмотря на раздражительную нудность подобных речей, я радовалась, если им удавалось отвлечь меня от сожалений по поводу расставания с принцессой и от того, что опять пропускаю грандиозный скандал – поединок на спицах. Но радость эта была недолгой.

Лия Аршисса, вызванная отцом из поместья, излишне добросовестно выполняла наказ родителя «бдить и оберегать». Она следила за каждым моим шагом и придиралась к любой мелочи, заставляя пожалеть о данном батюшке обещании. Через несколько часов после отплытия мне хотелось сбросить ее за борт! Скормить морским чудищам и освободиться от чрезмерной опеки.

Но, увы, чудища не спешили на торжественный обед, хотя, казалось бы, покрасневшее от натуги круглое лицо с тройным подбородком должно привлекать голодных хищников. И даже нависшей в моем лице угрозы тетушка не чувствовала, продолжая распекать по поводу поведения юных дев. Внушительный бюст колыхался в такт ее дыханию, ритмично поднимая толстую золотую цепь с массивным кулоном в форме сердца и гипнотизируя мужскую часть команды, когда мы находились на палубе.

– Да, тетя. Хорошо, тетя.

Вот и все, что я повторяла раз за разом, не желая выслушивать очередные нравоучения о своем непристойном поведении и не подобающем для юной девы характере. Вечные звезды, как же мне сейчас не хватало маленькой Ульки и ее непосредственных детских вопросов. Жаль, конечно, что принцесса оставила себе малышку, но что поделаешь? Подругам не отказывают. Тем более если это твоя будущая королева.

– Лия, можно узнать, ваша тетя хоть иногда молчит?

Лазар столкнулся со мной на выходе из своей каюты. Ученый держался за голову, слегка морщась от громких звуков, и, видимо, страдал от переутомления и качки.

– М‑м‑м, кажется, нет.

– А во сне?

– Во сне – тем более! Хотите удостовериться опытным путем? – усмехнулась я.

– Нет уж, увольте. Никогда не думал, что сутки плаванья могут быть столь долгими и выматывающими.

– Все зависит от компании, мой друг.

– Армель! – Бдительная тетушка появилась, как всегда, неожиданно. – Как тебе не стыдно! Одна, с малознакомым господином, в узком коридоре… Что о тебе скажут в высшем обществе? Это неприлично!

– Да, тетя Аршисса, – произнесла я вслух, но не удержалась от мысли: и как в свете об этом узнают?

– А это что, молодой человек? Злоупотребляете выпивкой? Да еще в присутствии моей девочки!

Только сейчас я заметила, что льер действительно держал в руках отливающий странной синевой бокал, периодически его взбалтывая. Может, готовил лекарство от мигрени?

– Отдайте немедленно эту гадость! – Голос тетушки был возмущенным до предела, а я негромко застонала.

О любви тети Аршиссы ко всевозможным горячительным напиткам знали немногие, а те, кто имел несчастье видеть благородную госпожу в подпитии, старались помалкивать. Если, будучи трезвой, она не давала никому покоя, то на пьяную голову становилась совсем… нехорошим человеком. Именно по этой причине винные погреба нашего имения пустовали. Учитывая, что усадьбу с трех сторон окружали великолепные виноградники, соседи удивлялись такому положению дел. Но мы предпочитали выглядеть в их глазах нерачительными хозяевами, чем в очередной раз восстанавливать разрушенный хлев или спешно распространять слухи о появившейся в озере наяде, для изгнания которой пришлось заказывать службы в десяти храмах Извечных богов.

Благодаря нашим стараниям последние несколько лет незамужняя лия Аршисса вела исключительно здоровый образ жизни, если не брать в расчет несколько случаев, когда для нее провозили наливку «контрабандой». Последствия от этого недосмотра лишь укрепили окружающих в том, что кузина тара Озерского и алкоголь – совершенно несовместимые вещи! Но льер Сельтор этого не знал. Он вообще не ожидал от воспитанной лии подобной прыти, а посему даже не сопротивлялся, когда тетя Аршисса выхватила у него из рук бокал.

– Нет!

Мы выкрикнули почти одновременно. Только если я была в ужасе от представляемых последствий, то Лазар просто в ужасе… Увы, сделать мы ничего не успели. Игнорируя нас, тетя Аршисса одним большим глотком опорожнила сосуд, напоследок причмокнув губами. На мгновение на ее лице появилось выражений крайнего блаженства, а в следующий миг…

– Веером мне по морде, это что?! – выкрикнула я любимое ругательство бабушкиной приживалки, отскакивая от того места, где только что стояла дородная нарядная женщина.

– Мой эксперимент… По всей видимости, весьма удачный, – мрачно отозвался Лазар, с брезгливым лицом вытаскивая из вороха рюшей, оборок и бантов черную морскую свинку. Очень упитанную морскую свинку.

– Льер Сельтор, только не говорите, что превратили мою тетю в… это!

Лазар благоразумно промолчал, протягивая мне упитанный комок шерсти с влажными глазками‑пуговками, сейчас расширенными от ужаса. В ступор впала и я.

– Это что? Это как?

– Она сама виновата! Любой благоразумный человек знает, что нельзя ничего пить и есть из рук алхимика!

– Спасибо, что не забыли предупредить меня об этом, когда угощали бульоном в своем доме, – возмущенно напомнила я.

Возразить было нечего, но виноватым, по‑видимому, мастер Материй себя не считал, поэтому некоторое время мы молча мерились взглядами.

– И что мне с ней делать? Я никогда не ухаживала за животными. – Взяв подрагивающее создание на руки, я обернула его платочком и растерянно посмотрела на Лазара. – А у тебя противоядия нет?

Обескураженная происходящим, я даже не заметила, как обратилась к льеру на «ты».

– Пока нет. Это зелье было опытным образцом, я бы даже сказал – побочным… Ох, морские черти, надеюсь, она оставила хоть капельку, иначе с изготовлением обратного эликсира могут возникнуть серьезные проблемы, и вы получите домашнего питомца в долгое пользование.

– Льер, это не смешно! Лия Аршисса Шанталь – не питомец.

– А кто вам сказал, что я смеюсь? – мрачно пробурчал Лазар, поднимая бокал и вертя его в руках. – Кое‑что осталось. Замечательно! Как только разберусь с вашим клеймом, примусь за разработку эликсира.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *