Драгоценная


Начав рассуждать вслух, отец постепенно погрузился в свои мысли, изредка что‑то бурча под нос. Ну вот, как всегда! Я ему такой выгодный вариант предлагаю, а он – противится. Да, я не спорю, что может быть опасно и даже чуточку страшно – но оно того стоит! А уж власть и дополнительный голос в Совете… м‑м‑м.

– Папуль, я пойду к себе?

– Иди, Снежинка, отдыхай. Кстати, выбери на завтра время, когда сможешь посетить короля. Да и принцесса Анита волновалась.

– Хорошо, папуль.

Поцеловав родителя в щеку, я отправилась в свои покои, по дороге обдумывая, какие доводы и аргументы могли бы положительно повлиять на его решение. Толковых мыслей не появлялось, так что я решила дождаться приезда дяди, чтобы попросить совета у него.

Главное во всей этой суматохе не забыть придумать, как вычислить личность предателя, сдавшего меня покойному Ориону Разящему. Но это все позже, а пока – отдых!

 

* * *

 

– Ну и где моя горе‑племянница? – послышался голос дяди из гостиной. – Бесенок, хватит притворяться спящей.

Улыбнувшись, я сладко потянулась, а потом соскочила с постели и, накинув халат, выскочила из спальни. Льер Асхат Шанталь, младший брат папочки, как раз раскладывал на столе бутылочки всевозможных цветов. Однажды он пытался научить меня делать настойки и различать лечебные травы, но быстро забросил это неблагодарное занятие. Не было у меня склонности к целительству. Зато дядя славился своим даром на все королевство, заслужив звание лучшего мастера Жизни.

– Дядя!

– Армель! – Повернувшись на голос, он заключил меня в свои медвежьи объятия, басовито рассмеявшись.

Внешность у него была запоминающаяся, внушавшая трепет, потому благородного целителя частенько принимали за костолома и этим неизменно вызывали добродушную улыбку. А уж когда он находился в обществе своей миниатюрной жены, то и вовсе удостаивался звания великана.

Однако близко знавшие дядю Асхата люди неизменно повторяли одно – наидобрейшей души человек. Он всегда боролся за своих пациентов до последнего и частенько выигрывал у Смерти, забирая больных из‑под самой косы.

– Так, посмотрим, что тут у нас. Небольшое истощение, остаточные симптомы нервного срыва, легкая форма простуды и… измененная энергетическая структура. Это что еще такое?

– Вы еще с папой не разговаривали, да?

– Он отправился к королю на аудиенцию, вернется только к ужину. А что Амиран должен был мне поведать?

– Историю моего похищения и все последствия.

– Это все рассказать мне можешь и ты, пока будем проводить лечение.

Вздохнув, я принялась в очередной раз пересказывать свои приключения, с ужасом понимая, что предстоит проделать то же самое еще как минимум три раза – перед королем, принцессой и подружками. Правда, для всех версии будут немного разными, но все же быть в центре внимания так утомительно… Если это, конечно, не королевский бал.

– Вот так вот я и оказалась дома, с клеймом на ноге и грандиозными планами в голове, – закончила я свое повествование.

– Бесенок, прости, но на сей раз я солидарен с твоим отцом. Что‑то тут нечисто… Совсем нечисто.

– А я так надеялась на вашу помощь и понимание. Дядя, мне совершенно необходимо вернуться во владения тара Турмалинского!

– Армель, ты и без этого тара прекрасно проживешь. Зачем тебе лишняя головная боль? Ты хоть представляешь, какой это труд – поднять доходы тарства? Да я в свое время, пока изучал все аспекты ведения хозяйства, чуть умом не тронулся. А ты замахнулась на такое грандиозное предприятие! Зачем тебе это, Бесенок? Наслаждайся жизнью и свободой.

– Так я этого и хочу! Но чтобы получить полноценную жизнь и свободу, мне нужно устойчивое и надежное место в обществе и Совете. Я хочу, чтобы с моим мнением считались, а к словам прислушивались. И, между прочим, у меня есть на кого равняться.

– Ты опять про Инею? Ох, Бесенок. Я уже жалею, что когда‑то рассказал тебе эту историю.

– Я, между прочим, тоже. – Отец, как всегда, появился в комнате бесшумно. – Это после твоих сказок у нее стали формироваться захватнические планы.

– Ничего подобного! – возмутилась я, послушно глотая противное на вкус лекарство. – Я всегда знала, чего хочу от жизни. И голос в Совете – один из обязательных пунктов.

– Снежинка, никакого Совета! – стукнув кулаком по столу, рыкнул отец.

Ой, кажется, довела! Говорила мне маменька, что к мужчинам особый подход нужен, а я опять поспешила. Одно слово – папенькин характер. Как и он, всегда иду напролом к намеченной цели, свято веря, что просчитала все последствия.

– Запру в комнате, и будешь сидеть, ноликом вышивать!

– Брат, вообще‑то вышивают крестиком…

– Без разницы! Главное, что дома и под надзором!

– Сбегу, – обиженно сообщила я отцу.

– Вроде бы в строгости воспитывал, учил старших слушаться. В кого она такая пошла? – вздохнул родитель, опускаясь в кресло.

– Даже не могу предположить, – засмеялся дядя, протягивая мне мятный леденец собственного приготовления.

– Папуль, дядя, я ведь действительно хочу как лучше. Неужели вы не понимаете, что при участившихся столкновениях между тарами нам необходима дополнительная военная поддержка?

– А про столкновения‑то ты откуда знаешь? – удивился мастер Жизни.

– Из дворцовых сплетен, – не моргнув глазом соврала я.

– А родственников обманывать нехорошо.

– Подслушала… – нехотя созналась я, опустив взгляд. – Но сейчас речь не об этом! Тары объединяются в коалиции. Сначала подомнут под себя слабых, потом начнут строить козни против более сильных. И чем богаче будет тарство, тем соблазнительнее кусочек. Как думаете, на чьи земли обратятся жадные взгляды?

– Бесенок, король не позволит уничтожить род с тысячелетней историей и родной кровью! – возразил дядя.

– Может быть, но подстраховаться необходимо. Между прочим, это твои слова, отец.

– Я не отрицаю, что нужна подстраховка, но не ценой твоей жизни.

– Пап, я справлюсь. В противном случае никто не запрещает устроить маленький несчастный случай будущему мужу…

– Армель! – возмущенно прошипел целитель.

– Не смертельный! Так… слегка ограничить дееспособность.

Дядя попытался было еще что‑то сказать, но отец его перебил:

– Я подумаю о твоем предложении. Но даже если решусь отпустить на остров, то с определенными условиями.

Я расправила юбку на коленях и сложила на ней руки, приняв образ послушной девочки. Дядя, увидев это, только сцедил смешок в кулак, а тар Озерский продолжил:

– Первое: если возникнет угроза твоему здоровью или жизни, тут же возвращаешься домой. Уточняю: даже если палец уколешь – вернешься! Вместе с льером Лазаром, между прочим. В нашем родовом поместье будете клеймо изучать. Второе: если мне не понравится новый тар, никакой свадьбы не будет.

– Даже если он меня скомпрометирует?

– Даже если обесчестит! Не позволю жить дочери с негодяем!

– А я, простите Извечные, не позволю жить самому негодяю!

И вот угроза дяди Асхата меня впечатлила намного больше, потому что убийство для мастера Жизни – все равно что своя собственная смерть.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *