Драгоценная


– Ради вас с мамой.

– Армель!

– Что, отец? Неужели ты думаешь, что я смогла бы спокойно спать с мыслью, что на ваши жизни в любой момент могут устроить покушение?

– Снежинка, это родители должны защищать свое чадо, а не наоборот.

– Папуль, ты меня и так оберегал, как мог.

– Видимо, недостаточно хорошо. Жаль, что время не повернуть вспять. Лично бы убил этого мерзавца!

– Папочка, он ничего мне не сделал. Почти ничего…

– Расскажешь? Только сначала попьем чай…

Служанка, тенью прошмыгнувшая в помещение, принялась за сервировку стола, ловко сгружая с подноса приборы. Отточенным движением наполнив чашки, она покосилась на отца и, получив согласный кивок, сняла с последнего блюда кружевную салфетку. А там…

– Мои любимые пирожные! С цветами орнисы! Но как, папуль?

– Чтобы порадовать свою маленькую принцессу, я еще и не такое могу. Все, давай за стол, а то чай остынет.

Послушно устроившись в плетеном кресле, я взяла в руки фарфоровую чашку и с удовольствием сделала глубокий вдох. Вот оно, очередное подтверждение, что я дома! Чай специального сорта, произрастающий только в нашем тарстве. Сколько себя помню, дома мы пили исключительно его. Без новомодных добавок, без сливок и сахара. А зачем они нужны? Этот напиток и так нес в себе сладость лета, аромат лугов и нежный привкус дневной Звезды, что ласкала каждый листок золотыми лучами. Вот оно, мое личное волшебство. А если еще откусить пирожного с кремом из цветков орнисы, а потом глоток чая…

– Люблю тебя, папуля! – счастливо улыбаясь, прошептала я.

И нет смысла скрывать истинные эмоции, потому что мои родители никогда не используют их против меня. Не предадут, не растопчут. Наоборот, порадуются вместе со мной, даря ответную теплую улыбку.

– И я тебя, Снежинка.

Спустя некоторое время и две чашки чая я все же собралась с мыслями и решила поведать отцу о своих злоключениях. Сначала рассказала о похищении и внезапной смерти старого тара Турмалинского.

– Армель, надеюсь, ты понимаешь, что он умер отнюдь не от старости?

– Да. Но больше чем уверена, убийцы уже нет на острове.

– На основании чего такие выводы?

– Всех наложниц с детьми развезли по разным частям света.

– Родная, а почему ты решила, что отравителем выступала именно наложница или ее ребенок? Почему не прислуга? Или же сын тара? Да та же экономка, о которой ты упоминала, могла подсыпать яд.

– В отношении прислуги я тоже думала, но, понаблюдав за ними, видимых мотивов не обнаружила. Тар хорошо, если не сказать замечательно, о них заботился. Про родственников ответить сложнее – я не всех видела. Разве что Лазар… Нет, точно не он!

– Откуда такая уверенность, Снежинка?

– Ну какой из него убийца? Титул и основное наследство ему все равно не достались. Да и потом он слишком рассеянный, отрешенный, полностью увлечен своей работой. Сомневаюсь, что такой человек смог бы убить собственного отца. Ради чего?

– Армель, ты начинаешь забывать, чему я тебя учил? Одно из правил аристократа – держи лицо в благочестивом лицемерии. Мне казалось, при дворе ты идеально овладела этим искусством. Так почему не допускаешь, что им владеют и другие? Что мешает молодому и амбициозному ученому, который умеет и любит работать с разного рода порошками, подсыпать один из них в еду? Или в воду? Кто знает, какие мотивы двигали молодым человеком. Быть может, человеколюбие и желание прекратить кровавые деяния отца. Или грандиозные планы по захвату власти. Ведь если убил одного тара, почему бы не поступить так же со вторым и перетянуть бразды правления на себя? Или…

– Я поняла, отец. Но мои наблюдения говорят об обратном. В любом случае буду держать ухо востро.

– Такого случая не будет, родная. Ты остаешься дома! А через неделю мы съездим в наше тарство. В связи с твоей пропажей его величество дал мне отпуск и, узнав о счастливом спасении, полагаю, не станет его отменять.

– Но, папочка, я должна вернуться.

– Почему? Пока что я не услышал ни одного довода.

– Понимаешь… до смерти Орион Сельтор успел поставить мне магическую метку, которая ограничивает… свободу. Я не могу находиться на большом расстоянии от Лазара.

– А может, это очередная уловка охочего до власти мужчины?

– Инцидент, выявивший свойства клейма, случился до того, как раскрылось мое инкогнито. И произошло это вдали от мастера Материй.

– Все равно, ни о какой поездке не может идти и речи! Тем более пока не встретишься с дядей.

– Я себя хорошо чувствую, отец. Не надо отвлекать его от дел.

– Для Асхата ты важнее любого другого пациента. Тем более он уже в пути.

– Ох и достанется мне от дяди… – вздохнула я.

– Рассказывай дальше, родная. Что еще интересного с тобой произошло?

– Прежде чем продолжу, повторюсь – мне придется вернуться на остров. Льер Лазар обещал помочь снять клеймо, и остается только поверить ему на слово.

– А почему он не может остаться у нас в гостях и продолжить свои исследования в тишине и покое?

– Лазар забрал тарские регалии брата с собой. А тому, чтобы вступить в права наследования, без них никак. Поэтому вернуться придется в любом случае.

– Пусть отошлет брату почтового дракона. А если вспомнить, что новому тару все равно придется предстать перед королем, Лазар может легко дождаться его здесь.

– Ну папа!

– Признавайся, зачем ты хочешь вернуться на остров?

– Ну‑у‑у… – замялась я, не зная, с чего начать. – У него там своя лаборатория, в которой он сможет быстрее раскрыть тайну метки. – Поймав суровый отцовский взгляд, я попыталась подобрать более достоверный аргумент. – Там столько всего интересного… Благоприятный климат для восстановления здоровья. Плодородная земля, ждущая крепкой хозяйской руки… Залежи драгоценных камней и замечательная бухта для своего небольшого военного флота…

– Армель!

– Да, папочка?

– Останешься дома. И никаких планов по захвату власти!

– Но почему другим можно, а мне нельзя? – обиделась я на отца.

– Потому что у других это только планы, а тебе же хватит ума и упорства воплотить задуманное в жизнь.

– Ну папочка!

– Нет! Я все сказал!

Шмыгнув носом, я полными слез глазами посмотрела на отца. Нижняя губа задрожала, пальчики потянулись к платочку…

– Снежинка, не забывай, что тебе не стоит плакать, тем более что в этот раз слезы не помогут. Мне твоя идея абсолютно не нравится – и точка.

– Но ты ведь сам хотел, чтобы я вышла замуж за богатого и хорошего человека!

– Начнем с того, что в приоритете был именно хороший человек, а все остальное шло бы приятным дополнением. Что же касается нового тара Турмалинского, то ты даже не знаешь, как он выглядит. Я, признаться, тоже. Слышал о сыновьях Ориона, но байки о нездоровых любовных похождениях старого тара затмевали любые другие сведения. Я как‑то даже не задумывался об их личностях. Как оказалось, зря. Надо будет поговорить с королем.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *