Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться


– Три сестры по духу. Эти стервы распоряжаются мной, как хотят. Я становлюсь абсолютно loco. Примерно как эта парочка, только они так и не удосужились сказать друг другу, насколько друг для друга важны. А теперь мы наблюдаем последствия этой ошибки.

По мере того как страсти накалялись, губы Марии приоткрывались в молчаливом «о». К сожалению, все кончилось слишком быстро – Хизер выбежала вон, хлопнув входной дверью. Черт, наверное, я пропустила все интересное.

– Вот дерьмо! – выкрикнул Антон. – Terca puta mujer!

Оглянувшись на Марию, я заметила:

– Думаю, это наш сигнал на выход.

Она кивнула.

– Когда мужчина начинает орать об упрямой чокнутой бабе, лучше ему под руку не попадаться. Пускай выпустит пар.

Мы на цыпочках убрались из кухни и покинули кондо. Нас обеих поселили в меблированных квартирах для гостей, так что из лифта мы вышли на одном этаже.

Мария направилась в одну сторону, а я в другую.

– Эй, – окликнула я ее.

– Да?

– Как думаешь, я нормально справлюсь с этой работой?

– Разумеется. Ведь у тебя есть я.

Она подмигнула, распахнула свою дверь и помахала мне рукой.

 

* * *

 

Под моей задницей громко урчал двигатель. Я выехала из гаража на улицы Майами. Антон вел «Icon Sheene», черный с хромовыми дисками. На Любовничке‑латиносе были черные джинсы, белая футболка и черная кожаная куртка. Я щеголяла в собственных джинсах Lucky Brand, изрядно потертых и мягких в точности там, где было нужно. А именно на заднице. Мой филей смотрелся в этих штанцах чертовски соблазнительно, и я отлично об этом знала. Волосы я заплела в косу и запихнула под кожаную куртку, которую надела поверх красно‑бело‑черной концертной футболки White Stripes. Ее я заполучила, когда мы с Джин пробились на их выступление в Вегасе несколько лет назад. «Seven Nation Army» до сих пор оставалась одной из моих любимых песен.

Я восседала на оранжево‑черном «КТМ Супер Дьюк». Он гудел у меня между бедрами, лаская расположенное там чувствительное местечко лучше всякого любовника. В поездке на мотоцикле были какая‑то непревзойденная красота и свобода.

Антон махал рукой, показывая мне дорогу через Майами и Сауф‑Бич. На светофорах он потчевал меня коротенькими байками о разных районах города.

– Вот тут местные и туристы трясут своими culos, – сказал он, указывая на бесконечный ряд клубов на Вашингтон‑авеню.

Потом мы пересекли Коллинз‑авеню с ее многочисленными ресторанами и гостиницами.

Конечно же, мы выехали на Оушен‑драйв. С одной стороны выстроились приземистые здания в стиле ар‑деко, которые Хизер показала мне в день моего приезда почти две недели назад. С другой тянулась широкая полоса травы, засаженная пальмами – и так до тех пор, пока трава не переходила в песок, а дальше уже не было ничего, кроме океана.

Мы остановились в излюбленной туристами и местными забегаловке под названием «Джелато‑Гоу». Я никогда не пробовала этого итальянского лакомства, но Антон поклялся, что оно того стоит.

Мы ввалились в небольшую кафешку, несколько выбиваясь из толпы посетителей. Наверное, Антону так было удобней, потому что обычно его везде узнавали. Войдя внутрь, он остался в солнцезащитных очках. Я сдвинула свои на лоб, разглядывая меню.

– Значит, джелато – это вроде мороженого?

Антон кивнул.

– Ага. В итальянском стиле, только его делают не из сливок, а из молока. Плюс его не так долго взбивают, так что внутри остается немного воздуха, и это придает ему воздушность. Я предпочитаю его, потому что вкусы ярче, к тому же оно полезней.

Я изучила все варианты. Шоколадное показалось мне слишком темным – я решила, что по вкусу это будет что‑то вроде горьких канноли, которые подают в итальянских ресторанчиках. Буэ‑э‑э. Я ненавидела канноли.

Ко мне подошел тощий, жилистый парень с волосами, обработанными гелем и зачесанными назад в стильную прическу. На его футболке надпись гласила «Джелато‑Гоу, свежеприготовленное, полезное, легкое, с низким содержанием жира, вкусное и сливочное». На бейджике на его груди значилось «Фреш Франческо», и, хотя он вполне мог оказаться итальянцем, точно определить было сложно.

– Bella signora, Франческо может вам чем‑то помочь?

Акцент у него определенно был итальянский. Это разрешило загадку.

– Не знаю. Мой друг…

Тут я показала на Антона, который сейчас значительно больше смахивал на Терминатора, чем на свое альтер‑эго в форме Любовничка‑латиноса.

– …сказал, что за твое джелато и умереть не жалко. Учитывая, что раньше я никогда джелато не пробовала, что ты порекомендуешь?

Фреш Фрэнни улыбнулся с бешеным энтузиазмом.

– Ох, signora, вам понравится абсолютно все. Каждый день мы готовим свежее, из домашних продуктов, с минимальным количеством сахара и без жирных сливок. Вы сохраните свое тело в форме на долгие годы, чтобы снова и снова приходить сюда и наслаждаться нашим лакомством! – посулил он.

Это заставило меня рассмеяться.

Я ткнула пальцем в контейнер с чем‑то зеленым с неясными вкраплениями.

– Что это?

– О, отличный выбор. Наше знаменитое фисташковое. Мы доставляем орехи прямо с Сицилии, чтобы добиться особенного неповторимого вкуса.

Антон перегнулся через мое плечо и шепнул мне на ухо:

– Это совершенно изумительно и очень вкусно. Но я бы скорей порекомендовал что‑то попроще. Тебе нравится карамель?

– Любит ли азартный игрок деньги? – парировала я, наградив его своим фирменным взглядом «да‑ты‑наверное‑прикалываешься».

Антон хмыкнул. Ох, как мне понравился этот смешок! Он напомнил о добрых старых временах и о другом горячем красавчике, который появится здесь уже завтра.

– Я практически уверена, что девяносто девять процентов населения этой страны любит карамель. А если они утверждают, что нет, то врут. Обычно пытаясь избежать встречи с тем, от чего потолстеют при одном взгляде.

Франческо терпеливо наблюдал за нами, пока мы обсуждали достоинства каждого вкуса. Что клубника – это слишком скучно, если я хочу попробовать нечто новое и необычное. Я собиралась пуститься во все тяжкие. Как говорится, всё или ничего.

– Фреш Фрэнни, дайте мне карамельный dulce de leche, пожалуйста.

– Великолепный выбор!

Он наполнил сливочным десертом самый большой стаканчик.

Уверена, что, когда добрый Фрэнни протянул его мне, глаза у меня стали размером с две пиццы.

– Я должна была предупредить, что хочу маленькую порцию, – сказала я, меряя взглядом гигантское угощение.

Фрэнни тряхнул головой. Его прическа качнулась, но осталась безупречной.

– Все приходят за добавкой. Так что не разменивайтесь.

– Как скажешь.

– Так и скажу.

Антон, разумеется, заказал фисташковое, что изрядно меня разозлило. Предупредил, что мне не стоит его брать, и сам же заказал!

– Ну ты и гад! – выругалась я.

– Что?

Он сдвинул очки на лоб и сунул в рот огромную ложку джелато. М‑м‑м‑м, я бы с радостью весь день напролет любовалась тем, как он ест мороженое. Это выглядело так соблазнительно. Внезапно мне стало жарко. Я сняла куртку и повесила на спинку стула. Антон сделал то же самое.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *