Академия невест


– Но дим! Так много дима!

– Это просто дым. Таковы свойства растения, если его поджечь. Тебя дым напугал? Ты поэтому здесь… хм… появился?

Надеюсь, не ошиблась с выбором пола.

– Ти пожара… пожаро… ти опасна!

– Пожароопасна?

Глазки возмущенно и весьма недвусмысленно покосились в сторону дивана, на котором чернела прожженная по пьяни дырка.

– Больше не буду, – пообещала я, не уточняя, что именно – прожигать дыры или вызывать на беседу небольшим задымлением. – Ты, получается, здесь за порядком следишь?

– Да! Слежу. А ти меня видишь.

– Это необычно? – осторожно уточнила я. Главное, не спугнуть, но почву прощупать нужно. – Другие невесты тебя не видят? Или вообще никто?

– Невести не видят. Другие видят.

– А другие – это кто? Руководство академии?

– Да!

– Хорошо. Но раз я тебя вижу, давай познакомимся?

В глазках отразилось сомнение. Сейчас, при хорошем освещении, пока они не мельтешат, а я не пьяна, их очень удобно рассматривать. И любопытно. Никогда не видела ничего подобного. Большие, размером с апельсины, и точно такого же ярко‑оранжевого цвета с крупными черными зрачками овальной, между прочим, формы.

– Не знаю… – как‑то неуверенно отозвались глазки.

– Ну вот смотри. С невестами ты раньше не разговаривал, потому что они тебя не видели.

– С невестами нельзя!

– Хорошо, нельзя. А с руководством можно. Руководство тебя видит. Преподаватели видят. Только невесты не видят, и вот с ними разговаривать нельзя. Но я‑то вижу. Значит, со мной можно разговаривать. И познакомиться тоже можно.

– Ти странная невеста… ти видишь…

– Правильно! А раз я странная и вижу тебя, то и познакомиться со мной тоже можно. Хочешь, я первая начну? Меня зовут Эвелин.

Глазки какое‑то время молчали. Потом все же раздалось неуверенное:

– Шати. Меня зовут Шати.

– Приятно познакомиться, Шати, – я улыбнулась. – А кто ты, расскажешь? Вот я – человек. А ты?

– А я… я… виштул.

Хм… и кто бы знал, что это значит? Впервые слышу о подобных существах, хотя в академии училась прекрасно и названия самых разнообразных созданий запоминала на раз. Ладно, зайдем с другой стороны.

– Скажи, вот эти вот милые глазки – это все, что у тебя есть? Или, может, есть ротик? – я притронулась пальцем к губам, указывая на вышеозначенную часть тела у себя. – Может быть, руки? Ноги?

– Ну… я… мне пора.

Проклятье, неужели что‑то не то ляпнула?

– Подожди! – спохватилась я, когда глазки замерцали, явно собираясь исчезнуть.

– Меня зовут…

– Кто?

– Луиза. Мне пора… Прости…

Глазки все же исчезли.

Ну вот, так толком ничего и не узнала. С другой стороны, контакт налаживается, а это уже хорошо. Возможно, в следующий раз Шати ответит еще на парочку вопросов. Но, по крайней мере, теперь выяснили, что он вроде как присматривает за невестами. Теперь понятно, почему появился, когда мы с Дейдрой пить начали. Все же правило нарушили, вот Шати и заглянул. Непонятно только, почему нас не наказали. Но ведь Шати наверняка докладывает об увиденном. Раз к Луизе ходит по вызову.

Возможно, именно Шати следит, чтобы невесты не причинили друг другу вреда.

И все же… все же не понимаю, почему нашей с Дейдрой пьянке никто не помешал? А когда я вышла разгуливать по коридорам после наступления комендантского часа? Почему никто не вмешался?

Одни вопросы. Но ничего, выясним.

Вскоре постучал Лорен. Сначала на ужин отвел, в последний раз с каким‑то печальным видом повторив, чтобы мы запоминали дорогу и что завтра сопровождать нас уже никто не будет. Возникли подозрения, что на второй день многие невесты теряются. Но я вроде бы запомнила и в их числе оказаться не планировала.

А вот после ужина началось все самое интересное. Лорен повел нас к подвальному… кхм, то есть подземному, но все равно расположенному в подвалах озеру.

– Очень интересные традиции у шиагов, – заметила Дейдра. Правда, голос подруги прозвучал не слишком восторженно.

– А что тебе не нравится? Купание перед сном в священном озере… Это же так здорово, – не менее скептически отозвалась я.

– Это странно для леди. Мы что, все вместе в одно озеро полезем? И насколько оно большое? Мы там поместимся?

– Ради шиагов, Дейдра, ради шиагов!

Зря я это сказала. Я‑то шутила, а вот глаза Дейдры загорелись уверенностью, что она обязательно выдержит все испытания ради будущего замужества.

По лестнице мы – все двадцать три невесты, ведомые Лореном и еще двумя незнакомыми слугами из сопровождения, – спустились в подвальные помещения. Но это только звучало страшно, а на деле мы шли по вполне симпатичному коридору с все теми же светлыми стенами. Разве что освещение чуть приглушенное, слегка голубоватое.

Ближе к концу коридора обнаружилась арка. А за ней – огромный зал с оплетенными вьющимися растениями колоннами, высокими стрельчатыми сводами и озером. В зале оказалось темно, лишь несколько огоньков висело в паре метров над полом, вероятно, чтобы мы не споткнулись и ноги себе не переломали. Вряд ли шиаги настолько неординарны в своих предпочтениях, что обрадуются невестам со сломанными ногами.

Полумрак создавал атмосферу таинственности. От огоньков на стенах плясали тени. Озеро начиналось где‑то с середины зала и простиралось до противоположной от входа стены, по которой, тихо журча, струились маленькие ручейки. Эхом журчание разносилось по всему залу. Сама поверхность воды слегка искрилась голубоватыми бликами.

Ну а рядом, еще на каменных плитах, подле ступеней, ведущих к озеру, стояли три девушки в одинаковых одеждах – тонких, почти прозрачных белых платьях, больше похожих на ночные сорочки.

– Вам подскажут, что делать. Я буду ждать вас в коридоре, – поспешил откланяться Лорен.

– Надеюсь, нам не придется раздеваться? – пробормотала одна из невест.

– Стесняешься? – фыркнула другая.

Впрочем, фигуры у всех невест стройные, привлекательные. Женственные. Так что все у всех на месте. Стыдиться вроде как нечего. Но лезть в озеро нагишом?

Признаюсь, мне слегка подурнело от вставшей перед глазами картины: двадцать три невесты плескаются в озере нагишом, а где‑то в углу зала притаился черный дымок и любуется, любуется…

Картина получилась настолько живой, что я передернула плечами и на всякий случай огляделась. Ничего подозрительного не увидела. Но это не значит, что шиагов нет поблизости! А вдруг все это – лишь повод, чтобы полюбоваться на голых невест, так сказать, перед потреблением? Тьфу, аж противно!

– Проходите‑проходите, не стесняйтесь! – девушки помахали нам руками. – Пришло время вечернего омовения в священных водах озера Шатран.

– Все вместе, что ли? Или по очереди? – уточнила надменная брюнетка.

– Можете все вместе. Вместе веселее! – радостно улыбнулась девушка в белом одеянии. – Кстати, меня зовут Фаира.

Надменная брюнетка скривилась так, будто ей предлагали залезть в лужу грязи вместе со свиньями.

– Не бойтесь, проходите. Вода прохладная, но не холодная, очень приятная. Вам понравится.

– А нам нужно раздеваться? – спросила еще одна девушка.

– Зачем же? В платьях купайтесь. Завтра вам принесут специальные одеяния, как у нас. А сегодня только мерки сняли, так что придется вам в своих платьях.

– Но это лучшее мое платье! – заголосила блондинка‑сирена. Аинесса, кажется.

– Ты надела лучшее платье для похода к подземному озеру? – удивилась стоявшая рядом с ней невеста. В отличие от блондинки, выглядела девушка намного скромнее. Видимо, с подбором гардероба на этот раз долго не мучилась.

– У меня все платья лучшие! – тут же нашлась Аинесса.

– Вас не предупредили? – удивилась Фаира. – Лорен должен был сказать, чтобы вы надели платья, которые не жалко, потому что одеяния еще не готовы… Мужчины! Но вам все равно придется войти в воду именно так, в ваших платьях.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *