Академия невест


– Вы будете получать знаки от шиагов, которые вами заинтересовались. Первый знак… полагаю, все заметили, что спальни у вас в розовых тонах?

Нет, только не это… Хотя если речь только о первом знаке, значит, их несколько? В моем случае не все потеряно, правда?

– Первый знак – изменение цвета комнаты. Шиаги – отличные маги, намного сильнее, чем люди. Их возможности распространяются далеко за границы управления тенями. Например, изменить свойства материи для них не составляет труда. В человеческой магии очень сложно перекрасить комнату, если только не воспользоваться иллюзией. Для шиагов это легко. Если невеста привлечет внимание шиага, он изменит розовый цвет комнаты на другой.

– Цвет комнаты что‑то значит? – уточнила надменная брюнетка. Кстати, до сих пор понятия не имею, как ее зовут.

– Я же только что сказала. Изменение цвета комнаты означает, что невеста привлекла внимание шиага. На какой же цвет сменится розовый, предугадать невозможно. Это зависит от вкусов самого шиага. И – нет, каким станет цвет после розового, значения не имеет. Знак – само по себе изменение цвета.

Девушки начали коситься в сторону Милоры. Та выпрямилась, вся как будто вытянулась, задрала нос еще выше. А мне грустно стало. Вот что это значит. Приметил. Ну‑ну, приметил он пьяную дуру. И все же хочется надеяться, что шиаг воспользовался этим знаком только для того, чтобы показать: все, что случилось ночью, не привиделось мне на пьяную голову. А что отчислить меня теперь не могут, так кто знает почему? Может, потому, что о смене цвета шустрые глазки доложили. Вот только руководству академии невдомек, что причина изменения цвета на сей раз может отличаться от общепринятой.

– Однако изменение цвета комнаты – лишь первый знак. Повторюсь, он означает, что на невесту обратили внимание. Да, она понравилась. Но вас двадцать три. И вовсе не значит, что если один из шиагов обратил внимание на невесту, то в дальнейшем другая не понравится ему больше. Изменение цвета комнаты – вовсе не гарантия.

Отрадно слышать! Значит, шанс у меня на самом деле есть. И даже если избавление от розового в спальне – именно то, что означает у всех шиагов традиционно, то шанс есть все равно. Нужно просто показать, что зря шиаг обратил на меня внимание. Зря. А если я никому не понравлюсь, то… кстати, а что будет в таком случае?

Подумала – спросила. Чего тянуть?

– А если какая‑нибудь невеста не приглянется шиагу? Что будет в этом случае?

Луиза снова поперхнулась. Просверлила меня странным взглядом. Зато девушки захихикали.

– Наверное, за себя беспокоится, – громким шепотом, слышным аж на всю аудиторию, предположила блондинка‑сирена.

– Ей определенно есть о чем беспокоиться, Аинесса, – усмехнулась надменная брюнетка. О, теперь знаю имя одной из них! – Похоже, мозгов все‑таки хватает, чтобы оценить конкуренцию…

– Не скрою, все невесты разные, – наконец произнесла Луиза, – и, вероятно, не всегда одинаково сильно нравятся шиагам. Какая‑то невеста может понравиться сразу нескольким шиагам. Какая‑то – возможно, никому. Возможно. Вынуждена признать, что все это – всего лишь мои домыслы и результаты многолетнего наблюдения за обучением и отбором невест. Шиаги не делятся своими мыслями с нами, простыми людьми. Но ни одна из невест еще не осталась без жениха. За все время существования академии не было ни одной отвергнутой невесты.

Какая печальная статистика. Впору удавиться с горя.

– Каждая невеста покидала академию вместе со своим шиагом, чтобы уже у них на родине выйти замуж. Но, вероятно, ответ кроется как раз в том, что пары заранее не определены, а одна невеста может понравиться нескольким шиагам. Если такое происходит – а такое действительно было, – то невесту получает тот шиаг, который выше по статусу. Даже князья не равны между собой. Одни стоят выше, ближе к Повелителю. Они и получают больше привилегий, в том числе понравившуюся невесту, если она привлекла внимание другого шиага. Шиаг, который остается без невесты, выбирает другую девушку. Либо из тех, кто никого не заинтересовал, либо из тех, которая выбрана другим шиагом, но тем, который по статусу ниже. В итоге всегда образуется двадцать три пары.

– А предпочтения самих невест никого не интересуют? – полюбопытствовала опять же я. Полезное дело, между прочим, делаю. Задаю важные вопросы, которые не решаются задать остальные.

– Леди Эвелин, я же просила!

– Что?

– Не задавать подобных вопросов! Своими вопросами вы выказываете неуважение, и прежде всего шиагам.

Вот и скажи теперь, что да, выказываю. «Не берите меня замуж!» Но ведь нужно изображать, будто я замуж хочу? Пришлось снова натягивать на себя образ туповатой, зато излишне самоуверенной и самодовольной невесты.

– Я всего лишь спрашиваю. Чем мои вопросы плохи? Разве мы, невесты шиагов, не заслуживаем ответного уважения? Или нас в рабыни готовят, а не в жены?

В аудитории воцарилась тишина. Девушки воззрились на Луизу с затаенным ожиданием взрыва. Но та, в отличие от гарпии, превращаться в монстра не стала. Помолчала немного, постучала ноготками по столешнице.

– Я понимаю, в чем проблема. Вас, леди Эвелин, готовили не как других невест. Похоже, ваши родители решили, будто аристократка не должна обладать такими качествами, как уважение к мужчине, подчинение его воле, признание его авторитета. Если не ошибаюсь, вы учились в магической академии?

По аудитории пробежал шепоток.

– Да, училась, – ответила я спокойно.

– Вот в этом проблема. Ваши родители, полагаю, воспитывали вас не как аристократку.

Она хотела сказать что‑то еще, но я перебила:

– Леди Луиза, позвольте узнать… Какое вы имеете право так небрежно отзываться о моих родителях? Не вам судить, как они меня воспитывали. Как сочли нужным – так и воспитали.

– А какое вы, леди Эвелин, имеете право отзываться небрежно о шиагах? – парировала преподавательница. – Неприятно? Что ж, я не смею осуждать методы воспитания в вашей семье. Может быть, именно академия таким образом повлияла на вас. Но аристократка, истинная аристократка, – подчеркнула она, – должна понимать, что муж – глава семьи. Последнее слово за мужем. Всегда. Именно мужчина выбирает себе спутницу жизни. Именно мужчина выбирает. Понимаете, Эвелин? Каким бы ни было решение мужчины, женщина должна подчиниться. Жена, не только шиага, но и среди людей, должна подчиняться мужу. Если он захочет, он будет потакать желаниям жены. Не захочет – его право.

Да, меня воспитывали иначе! В нашей семье отец всегда выслушивал маму и никогда не ставил свое мнение выше ее. Меня не учили быть безмозглой, безропотной куклой, которая будет заглядывать мужу в рот, ожидая очередного умного слова. Меня отдали в магическую академию, чтобы я стала самостоятельной, способной принимать собственные решения, а главное – нести за них ответственность.

Райен… не знаю, в последнее время мне кажется, что я, наверное, никогда не знала его по‑настоящему. Но всегда полагала, будто мое мнение для него – не пустой звук.

И что же теперь получается? Они хотят, чтобы я спокойно прогнулась под желания шиагов? Заткнулась и с восторгом ожидала их решения?

А главное, они действительно думают, будто так и будет?!

И особенно хочется задать этот вопрос тому шиагу, который поставил на меня проклятую метку! Ведь он знал, кому ставит эту метку. Не слепой же, в самом деле? Знал, все понимал и все равно налепил. Гад!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *