Академия невест


– Отлично, молодцы, – объявила леди Илаина, как представилась нам преподавательница. – Завтра будем репетировать в парах. Три дня – это не так много, но уверена, к встрече с шиагами вы будете готовы.

После танцев по расписанию значился обед, а вот затем кое‑что по‑настоящему любопытное. Предмет назывался «Традиции шиагов и место академии в них». Вот как! Не просто традиции. А вместе с академией. Значит, нас наконец‑то порадуют кое‑какими любопытными пояснениями. Возможно, даже ответят на вопрос: «Что значит шаэл?»

– Полагаю, вы давно хотели узнать, почему шиаги, столь могущественная и таинственная раса, выбирает невест из людей, – начала Луиза, когда все расселись по своим местам. В аудитории воцарилась идеальная тишина, невесты с горящими взглядами подались вперед. Действительно интересный вопрос! – Я расскажу вам. Но для начала все вы дадите магическую клятву, что никогда и никому не расскажете о том, что услышите в стенах нашей академии.

– А как быть тем, кто магией не обладает? – поинтересовалась блондинка‑сирена.

– Магическую клятву может дать любой человек и любое существо, вне зависимости от его магических способностей. Здесь привлекаются другие силы. Силы природы и окружающей нас магии, а не личные резервы. Посему клятву дать вы обязаны. Подходите ко мне по одной. Леди Эвелин, вы первая.

На этот раз я спорить не стала. И даже что будет, если не дам клятву, решила не спрашивать. Очевидно, из академии так просто мне уже не вылететь. Значит, будем действовать немного иначе. А для этого потребуются знания.

Я поднялась из‑за парты и подошла к Луизе.

– Дай мне свою руку.

Я вложила руку в протянутую ладонь. Похоже, это клятва «Ekstensis».

– Теперь каждое слово повторяйте за мной. Averene lepte…

Точно, не ошиблась! Клятва, нарушение которой карается смертью. Считается, будто сами высшие силы следят за ее исполнением.

– Я клянусь, что никогда и ни при каких обстоятельствах, – говорила Луиза, а я повторяла за ней, – никому не расскажу ни о чем из того, что узнаю в стенах этой академии. Taprene veerde.

С каждым произнесенным словом наши руки оплетало все больше голубоватых нитей магической силы. Последнее слово – и нити вспыхивают, на мгновение охватывая холодным пламенем руки, а потом исчезают. Клятва дана. Нарушить ее – значит умереть.

За мной клятву принесли остальные невесты. И только после этого Луиза сочла нужным пояснить:

– Учтите, нарушение клятвы карается смертью. Мгновенной. – Она обвела нас строгим, проникновенным взглядом. – Надеюсь, вы не станете рисковать.

– Да кому мы могли бы рассказать… – пробормотала одна из невест.

– Это верно, – Луиза улыбнулась. – Никому. А теперь подробнее о шиагах и о месте нашей академии в их жизни.

Девушки притихли, во все глаза уставившись на преподавательницу. Роптать по поводу данной клятвы с летальным исходом никто не решился.

– На самом деле все просто. У шиагов нет женщин. Шиаги – раса мужчин. Но именно человеческие женщины подходят им для продолжения рода. Вот почему они ищут невест среди людей.

Луиза замолчала, давая осмыслить сказанное.

Что ж, нечто подобное стоило предположить. Иначе с чего бы этим могущественным существам, на которых даже магия не действует, если верить встреченному мною ночью шиагу, простые человеческие девушки? А так все понятно – просто выбора у них нет, приходится выбирать из того, что есть, а именно, из расы людей.

– Я не знаю наверняка, как это происходит, но в определенный период шиаг может увидеть, каким станет ребенок по достижении восемнадцатилетнего возраста. Так они выбирают. Посещают новорожденного в определенный период, видят, каким он станет, и решают – достоин метки или нет. Если полагают, что достоин, ставят метку. Недостоин – не ставят.

– И при этом высчитывают, чтобы не набрать невест больше, чем по двадцать три раз в три года? – полюбопытствовала я, раз уж никто задать этот вопрос не удосужился. Видимо, подобные моменты невест попросту не волновали. Вот как отличить шиагов одного титула от другого – это да, это им интересно. – Почему именно двадцать три? И не случалось ли, что шиаги выбирали больше или меньше?

– Именно двадцать три. Ни больше ни меньше. Но почему именно такое количество и почему раз в три года, нам неизвестно. Даже нам.

Луиза держалась не в пример лучше гарпии – уничтожающие взгляды не швыряла, отвечала спокойно. Может, это потому, что я не задаю ненужных вопросов или пока ее не довожу?

– А что‑нибудь… – начала было девушка, но вдруг засмущалась. Ну надо же, та самая, на которую блондинка‑сирена орала в коридоре. Эта, значит, еще и скромная. Но, собравшись с духом, все же спросила: – Что‑нибудь известно о происшествии в этом году? Я имею в виду… смерть одной из невест.

Луиза покачала головой:

– Шиаги не обязаны перед нами отчитываться. Несчастный случай. Невеста утонула. Но вас должно быть двадцать три, поэтому взамен погибшей была выбрана еще одна.

– Не особо удачный выбор… – заметила надменная брюнетка.

Вот и я о том же, неудачный. Крайне неудачный! Но я ведь должна изображать, будто хочу замуж за шиагов? А потому выгибаем бровь, бросаем на нее взгляд свысока и едва слышно фыркаем.

Луиза тоже на меня посмотрела. Ответила на редкость сдержанно:

– Кто мы такие, чтобы осуждать выбор шиагов? Но, как бы там ни было, вас двадцать три. И все вы станете женами шиагов. Наша академия создана для того, чтобы подготовить вас к этому замужеству – научить этикету, традициям и всему тому, что понадобится вам для жизни в обществе шиагов.

Чуть помолчав, продолжила:

– Соответственно, каждые три года Повелитель шиагов выбирает тех, кто предстанет перед вами на приеме и сможет избрать себе невесту.

– Среди шиагов тоже проходит отбор? – спросила… ну да, я. Никто ведь не решился задать подобный вопрос, хотя по лихорадочным, возбужденным взглядам видно – именно об этом почти все девушки подумали!

Луиза поперхнулась, закашлялась.

– Нет. Я не знаю. Вряд ли. – Сдвинув брови, хмуро произнесла: – Леди Эвелин, прошу воздержаться от некультурных вопросов. Шиаги – высшая раса. И отзываться о них с подобным пренебрежением не следует.

Нет, где вы тут пренебрежение углядели? Банальное любопытство, вполне искреннее, даже без особых попыток довести. Эту доведешь, как же. Потом собственных костей не соберешь. Надо будет, конечно, постараться все равно, только не в лоб. Изящней, чем в случае с гарпией.

– Мы не знаем, как Повелитель выбирает шиагов. Как невест отбирают, тоже не знаем. Да, шиаги смотрят на младенца и видят, какой девушкой станет ребенок по достижении восемнадцати лет. Но каким образом шиаги выбирают, мы не знаем. Однако сейчас это не имеет значения. Гораздо важнее – что ждет вас дальше. И теперь, – Луиза улыбнулась, – поговорим о некоторых особенностях, связанных с академией. С созданием академии в обществе шиагов зародились новые традиции.

Ну‑ка, неужели мы узнаем…

– Первая встреча с шиагами происходит во время приема, который состоится теперь уже через два дня.

По поводу первой встречи еще можно поспорить…

– Во время приема шиаги присматриваются к вам, знакомятся с вами. Делают выбор. Кто‑то делает выбор сразу. Кто‑то – со временем. Не зря в академии вы проводите три месяца. За это время удается подготовить вас к замужеству, а шиаги успевают определиться.

Дейдра и несколько девушек усмехнулись. Очевидно, считают, будто выбор будут делать они.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *