Академия невест


– Но получается, он сильнее самого Повелителя Альтавена, к тому же не обремененный излишком власти? – заинтересованно уточнила надменная брюнетка.

– Он подчиняется Повелителю Альтавена. Но да, теоретически сильнее. Впрочем, таковы легенды. Знать наверняка мы не можем. А теперь, леди, перейдем к основной части нашего занятия. К этикету. И начнем мы с приветствий.

Глаза девушек горели лихорадочным огнем, щеки тоже зарумянились. Они явно уже продумывали возможности привлечь внимание Повелителя Теней. На самом деле, выходит, надменная брюнетка не так уж глупа. Если сообразила, что Повелитель Теней даже выгоднее Повелителя Альтавена, потому как магически сильнее, а время на управление немаленьким королевством тратить не обязан. Впрочем, уверена, у Повелителя Теней найдется много других любопытных занятий. И нежности с будущей женой вряд ли входят в этот список.

Если судить по поведению встреченного ночью шиага, нежности не входят в список ни одного из них. Скорее уж можно ожидать, что от невест им нужно только слепое поклонение. Ах да, еще готовность сразу на все. Как он вообще посмел наброситься на меня с поцелуями?! Да еще и думал, будто мне понравится, я сразу растаю и полюблю шиагов?!

Так, спокойно. Главное – спокойствие.

– Если у нас принято обращение «леди» и «лорд», то к шиагам следует обращаться «мой шаэл».

Интересно, почему обязательно «мой»? Просто «шаэл» не пойдет? Что‑то мне это уже не нравится. Вернее, и это тоже.

Так, похоже, тактика «глуповатая и хамоватая» мне не слишком подходит. Глуповатая должна сидеть и молчать в тряпочку, а я хочу знать! Придется довольствоваться просто хамоватой. Возможно, с шиагами, которые любят, когда взирают с немым восхищением и, не получив дозволения, заговорить не решаются, хамства будет достаточно.

В общем, спросила я. Не удержалась. На этот раз на самом деле не удержалась.

– А что значит «шаэл»? Господин? А может, бог?

Если бы одним лишь взглядом, не подкрепленным заклинанием, можно было убивать, я бы уже корчилась в муках.

Дейдра пихнула меня ногой. Я сообразила, что, наверное, таки переборщила. Хамство – это одно. Однако невеста, которая обожает шиагов и мечтает стать кому‑нибудь из них женой, вряд ли будет так говорить. Я поспешила исправиться:

– Я невеста шиага. – И добавила надменно: – И горжусь этим. Да все шиаги должны целовать мои пальчики. Они будут мной очарованы! И я не хочу обращаться к шиагам «мой господин» или «мой бог».

Ну вот, хотя бы теперь я похожа на невесту, которая действительно хочет замуж за шиага. Просто надменная дура, ну так что поделать. Не нравится – спрячьте с глаз долой, выгоните из академии, только рада буду!

У Дейдры задергался глаз. Остальные невесты смотрели на меня изумленно. Кое‑кто, казалось, вот‑вот готов пальцем у виска покрутить. В чьих‑то взглядах читался испуг. Некоторые сдерживали злорадные насмешки.

Леди Наиретта покраснела. Плотно сжатые губы, превратившиеся в тонкую полоску, наоборот, побелели. Выглядело жутко. И взгляд ее тоже сделался жутким.

– Леди Эвелин, вы слишком много себе позволяете, – произнесла она, едва сдерживая бешенство.

Решив закрепить успех, а заодно выяснить кое‑что любопытное, я сказала:

– Я невеста шиага. Они выбрали меня. Что вы‑то мне теперь сделаете? Вы обязаны подготовить меня к замужеству с шиагом. Или что? Все же отстраните от занятий, опозорите честь академии?

Какое‑то время Наиретта молчала, пытаясь взять себя в руки и прожигая меня пылающим в глазах бешенством. Наконец женщина справилась с эмоциями, поправила прическу и холодно произнесла:

– Нет, леди Эвелин. За хамство мы от занятий не отстраняем.

Тут же хотелось поинтересоваться, за что отстраняют, но сдержалась. Вот уж что действительно могло выглядеть подозрительно.

– Но, знаете ли, мы можем дать рекомендацию… – заметила она. – Шиаги интересуются нашим мнением.

Ох, что тут сразу началось! Глаза у невест чуть ли не повыпадали на парты. Страх у тех, кто от моих слов испугался, перешел чуть ли не в панику. Наверное, боялись, что, навлекая гнев преподавателей, я навлеку недовольство на всех, а вместе с тем и отношение шиагов испорчу ко всей группе сразу. Злорадство тоже усилилось, сделалось более откровенным, а еще, кажется, где‑то там в головах у злорадствующих закрутились колесики соображений.

– И вам, леди Эвелин, – зло продолжила Наиретта, – хорошая рекомендация не светит. – Чуть помолчав, многозначительно добавила: – Если будет еще одна подобная выходка, я лично постараюсь, чтобы ни один из высокородных шиагов на вас внимания не обратил.

Отлично. Вот и план уже появился. Знаем, в каком направлении двигаться.

– Поправьте меня, если ошибаюсь, но… Вы только что отозвались с небрежностью о тех шиагах, которые не обладают титулом князя или Серебряного клинка? – Для закрепления эффекта уточнила: – О шиагах? Небрежно?

Лицо Наиретты побагровело.

– Что? – выдохнула она. И вдруг как заверещала: – Да как вы смеете?! Вон из аудитории!

– Нет, спасибо, – старательно сохраняя спокойствие, откликнулась я. Честно говоря, от этого визга сделалось как‑то неуютно. И вообще показалось, что палку перегибаю. Не привыкла я хамить. Но… раз уж начала, нужно держаться до победного конца.

– Я сказала вон, немедленно!

– Вы не имеете права, леди. Я должна получить образование. Иначе академия опозорится перед шиагами.

– Тебе никакое образование не поможет! Наглая девка! Пошла вон отсюда!

Ну надо же, как разоралась. Даже на ты перешла.

Я сложила руки на парте и замотала головой. Мол, вы можете орать сколько угодно, а я остаюсь и даже слушать буду.

Наиретта перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Уже почти спокойно сказала:

– Если вы не выйдете из аудитории сейчас же, я не буду продолжать занятие. Но в таком случае остальные девушки будут крайне недовольны. Полагаю, вы не хотите нажить себе врагов в первый же день пребывания здесь? Но если вы выйдете, то, может быть, кто‑то и согласится поделиться с вами пройденным за сегодня материалом. В любом случае учтите, леди Эвелин, ни один шиаг не захочет жену, которая даже поздороваться правильно не умеет, не говоря о других правилах этикета. Прошу вас, выйдите. Для вашего же блага. Может быть, в следующий раз будете вести себя прилично.

М‑да, довести преподавательницу до белого каления – это одно. И совсем другое – нарваться на злость невест. Во втором случае до отчисления из академии можно попросту не дожить.

К тому же Дейдру не хочется подставлять.

– Ладно. Я выйду, – пожав плечами, поднялась из‑за парты и с гордо поднятой головой направилась к дверям.

Девушки провожали меня ошеломленными взглядами.

На полпути я таки остановилась. Снова повернулась к преподавательнице:

– Да, у меня еще вопрос. Правда, я ни на один ответ так и не получила, но все же. Кто вы такая, чтобы советовать шиагам, на какую невесту обращать внимание, а на какую – нет?

– Во‑о‑он! – заверещала Наиретта, внезапно трансформируясь.

Ого, так она, оказывается, не человек! Гарпия…

Волосы вырвались из прически, встали торчащими во все стороны жесткими иглами. Рукава платья с треском разорвало – на свободу вырвались длинные перья, облепившие кожу.

За спиной раскрывались огромные крылья, тоже рыжие. Постепенно перья стали появляться по всему телу – хорошо хоть, часть его по‑прежнему скрывалась под тканью.

– Во‑о‑он! – продолжала верещать гарпия.

Девушки подхватились со своих мест и рванули к выходу, обгоняя меня. Гарпия заскребла по полу отросшими на ногах когтями и подпрыгнула. Не взлетела только потому, что крылья запутались в обрывках платья. Вместо того чтобы взлететь, несчастная споткнулась и с кувырком грохнулась с кафедры.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *