Академия невест


Но головная боль…

Больше не раздумывая – тем более что думать было крайне сложно, – я раскрыла мешочек и высыпала порошок из перетертых растений в кружку с чаем. По вкусу опознала вполне безобидный травяной сбор. Преподавали нам травоведение. Так вот, это действительно травка от похмелья. И головную боль снять должно.

– Напилась ты вчера, конечно… Я даже не ожидала, что от вина тебе так крышу снесет.

Я хотела сказать, что просто не пила толком никогда, но вместо этого вышло невнятное мычание. Залив в себя весь чай, поставила опустевшую кружку на стол, перевела дыхание.

Так, теперь нужно подождать. Всего лишь немного подождать.

Дейдра, видимо, поняла, что ко мне пока лучше не лезть. Вернулась к своему завтраку.

А постепенно мне действительно становилось легче. Головная боль отступала. Вместе с ней и тошнота. Под конец завтрака я даже смогла кое‑чего в себя запихать. А еще заметила странное оживление неподалеку.

– Что это с ними?

За соседним столом собралось сразу шесть девушек. Одна из них таинственно улыбалась и периодически с видом сошедшей до жалких людишек богини что‑то коротко им отвечала. Другие полушепотом наперебой забрасывали ее вопросами. Доносились только обрывки:

– И как он?

– Шиаги…

– В первую же ночь?

– Белые волосы?..

– Больше не розовая?..

Стоп! Что все это значит?!

Дейдра покосилась на девушек.

– А, так они обсуждают, что к Милоре сегодня шиаг заходил.

Судя по скептической улыбке, Дейдра этому не поверила.

Зато я засомневалась. Потому что странно все это. Очень странно.

– Нас должны представить шиагам через три дня, – продолжала Дейдра. – С чего бы им посещать невест уже сейчас? К тому же она одна здесь такая осчастливленная. Ты посмотри на эту надменную физиономию! Вот врет же. Наверняка врет.

– Или нет.

– Постой… ты что‑то знаешь?

– Не уверена, – я поморщилась. Воспоминания о прошедшей ночи путались в голове и никак не желали выныривать из омута беспорядка на свет разума. Но что‑то такое все‑таки было. Белые волосы… – Как шиаги выглядят? Вам рассказывали?

– М‑м‑м, нет. Не рассказывали.

– Но зачем ей врать о белых волосах, если она не знает о них наверняка? Ведь на приеме мы увидим шиагов. И узнаем, есть у кого белые волосы или нет.

– Да, странно… – Дейдра всерьез задумалась. – Получается, она не врет? К ней на самом деле приходил шиаг?

Уже иначе Дейдра взглянула на Милору. Внимательно, оценивающе.

– Вот что он в ней нашел? Почему именно к ней? – спросила девушка раздраженно.

Я пожала плечами.

А в голове со скрипом, но весьма бодро заскакали мысли.

Белые волосы. «Больше не розовая». Неужели… шиаги перекрашивают розовые спальни в знак… а в знак чего? И… проклятье, демон их задери, но что же это получается – сегодня ночью я повстречалась с шиагом?!

– Эй, Эвелин, ты в порядке? – Дейдра помахала у меня перед лицом.

– К‑кажется, нет… – запинаясь, пробормотала я.

В первый миг осознания меня захлестнула паника. Картины прошедшей ночи замелькали перед внутренним взором. Вот я гоняюсь за «дымком», вот ловлю мужчину и буквально падаю на него. А потом на весь коридор кричу, как ненавижу шиагов. И повторяю это в спальне, где… где он меня…

– Эвелин, тебе опять плохо? Травы не помогли? – с беспокойством спросила Дейдра. Я ощутила прикосновение к плечу. Вздрогнула. Усилием воли сосредоточилась на разговоре.

– Еще не вполне пришла в себя после вчерашнего развлечения, – выдавила я. И даже не соврала. – О чем они там еще говорят? Ты ведь ближе сидишь. Слышишь?

– Не особо. Говорят, что у шиага белые волосы. Что он очень понравился Милоре, и Милора ему, кажется, тоже. А в знак своей благосклонности он перекрасил ей спальню, избавив от жуткого розового цвета. Как‑то глупо получается.

Я вцепилась в столешницу. В знак благосклонности? Точно благосклонности? Я на весь коридор кричала, что ненавижу шиагов. Кричала, что они сломали мне жизнь. Я вывела его из себя. И целовал он как‑то… в качестве наказания, что ли? Нет, я точно не могла ему понравиться. Пьяная идиотка, повторявшая, как сильно ненавидит шиагов!

– Все. Больше ничего не говорят. – Дейдра прищурилась. – Такое ощущение, будто больше ничего и не было. Пришел. Тряхнул белыми локонами. Благосклонно перекрасил комнату из розового в какой‑то другой цвет. И ушел. Нет, но что он в ней нашел?!

Да точно, я не могла ему понравиться. Наоборот, разозлила. Кому бы вообще понравилось, если б ему заявили, что его ненавидят? А комнату он перекрасил… не знаю зачем, уж точно не в знак благосклонности. Может, предвидел, что наутро у меня с памятью будут проблемы? Оставил напоминание о себе, чтобы не сомневалась, не надеялась, будто мне все почудилось? Может, вообще напугать захотел? Или предостерегал от лишних слов?!

– Эй, Эвелин, очнись. Ты как? Сможешь идти? Нам пора на занятия.

Вынырнув из панических мыслей, огляделась. Оказывается, девушки уже и вправду вставали со своих мест.

– Пойдем, Эвелин. Ты ведь не хочешь потеряться в замке?

Чтобы как‑то отвлечься и не сойти с ума от жутких предположений, я поинтересовалась:

– А как, кстати, та девушка? Которая вчера убежала.

– Так нашли ее. Вон, смотри.

Проследив за взглядом Дейдры, заметила ту самую брюнетку, которая накануне пропала в коридорах академии. Целая и невредимая. Никем не покусанная. И тут вспомнилось кое‑что еще. Я чуть не споткнулась на ровном месте, когда в голове всплыла чудная картина – глаза на стене. И вот думай теперь – то ли привиделось пьяной дуре, то ли было по‑настоящему!

Но если это действительно было, то что это такое вообще? На следящее заклинание не похоже. Магия – да, но… может, оно живое? Надо будет исследовать подробнее при случае. Надеюсь только, напиваться для этого не придется. Не хочу больше, придется искать иной способ, чтобы избавиться от академии.

– Запоминайте, пожалуйста, дорогу, – вещал Лорен. – Учебные аудитории у нас в правом крыле на втором и третьем этажах. Но вам по большей части переходить между ними не придется, преподаватели сами будут к вам приходить.

Я слушала его краем уха, краем глаза следила за дорогой, а краем мозга пыталась запомнить пройденные повороты, но все остальное внимание сконцентрировалось на лихорадочных мыслях.

Что мне теперь делать‑то?

Вляпалась. Это ж надо было сообщить шиагу, что я их всех ненавижу! И не понадеешься ведь теперь на пьяные галлюцинации. Комната перекрашена. А это почти точно означает, что ко мне заходил шиаг. Проклятье. Вот вляпалась, дура!

Неужели моя тактика теперь не сработает? Я хотела показать себя с плохой стороны. Убедить их, что такая невеста никому не нужна. Но теперь, выходит, шиаги знают, что я просто не хочу за них замуж. По крайней мере, один знает. А вот руководство академии, вероятно, до сих пор не в курсе. Значит, еще можно надеяться, что именно руководство посчитает, что такую невесту шиагам лучше не показывать.

Ладно, пока продолжим изображать туповатую и хамоватую. Зря, что ли, вчера столько пила?

Ну а дальше посмотрим…

Лорен привел нас в просторную, светлую аудиторию, выдержанную все в тех же серебристых, серых и белых тонах.

За кафедрой в аудитории нас уже дожидалась незнакомая женщина с рыжими волосами, убранными в высокую прическу. Лет пятидесяти на вид, она казалась несколько суховатой, причем как в прямом смысле – из‑за обилия морщин и худобы, – так и в переносном. Занимающих парты невест она окинула как раз таки строгим, сухим взглядом.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *