50 и одно дыхание глубже


– Ответь. Почему ты так её ненавидишь? Что она сделала тебе? Почему ваши пути с Николасом чуть не разошлись? – Перебивая его, настаиваю на разговоре.

– Чёрт, – тяжёлый вздох летит с того конца телефонного провода. – Кто сказал тебе об этом? И это давнее… не хочу. Всё в прошлом.

– Райли. Прошу тебя, помоги мне понять, насколько она жаждет его как мужчину. Я не говорю о брате, потому что её зависимость больная и приравнивается к инцесту. Она не любит его, как сестра, а хочет, как женщина. Так помоги мне, потому что меня уверяют, что он ненормальный. А я не верю, хочу спасти его, вытащить обратно. Она… эта сука его толкнула в тему, поощряла, и сейчас же, когда между нами разногласия, она вновь может забрать его. Не дай мне потерять Николаса. Пожалуйста, – яд перемешивается с отчаянием, и пока шепчу последние слова, слышу на том конце приглушённый стон.

– Было время, я подсел на наркотики, и под кафом мне было всё равно, что делаю и с кем делаю. Летом вернулся в Торонто, пагубная привычка прилетела со мной. Николас первым заметил изменения во мне, и пытался докопаться до истины. Я избегал его, тогда и появилась Люси. Ходила за мной, признавалась в любви, помогала даже достать наркотики. Сидела рядом со мной, мы трахались с ней, когда меня уносил кайф. Она не была уже девственницей, о чём прямо сказала мне. Месяц таких встреч, и я не помню как, но оказался в их доме. Громкий крик Николаса, его кулаки, он избил меня за это, обещал посадить за то, что использовал его сестру. Нас разняли родители, меня отвезли в больницу, где у меня началась ломка. Люси пробралась ко мне и принесла дозу, в то же время пришёл Николас, следил за ней. Снова скандал, он ненавидел меня, и обещал убить после того, как она крикнула, что беременна от меня. С тех пор начался ад, меня обещали затаскать по судам, а я всегда предохранялся. Хотя именно в моменты употребления наркотиков не мог ответить даже самому себе, был ли я защищён. Ругались, чуть ли не каждый день, меня заставляли жениться, Николас снова порывался ударить меня. В один из таких дней я заметил невероятно довольное лицо Люси. Она не пыталась скрыть торжество, когда услышала, как он сказал мне, что ни о какой дружбе и речи не может быть. Это насторожило меня, ведь после этого инцидента она пропала. Больше не таскалась за мной, полностью отдав внимание другу. Я пошёл к нему и поставил условие, если она сделает тест на ДНК, и он подтвердит – ребёнок мой, то женюсь. Если нет, то нет. Люси кричала, обвиняла меня, обещала рассказать о моей наркотической зависимости родителям. Николас потащил её к врачу, и там сделали ДНК. Ребёнок был не мой. Мы снова стали дружить, и он вытащил меня из того ада, как извинение за его поведение.

Кажется, даже не дышу, пока слушаю горькую речь Райли. Закрывая глаза, падаю на сиденье.

– Ты права, Мишель. Я давно заметил это. Она, словно его жена или кто-то вроде этого, не даёт никому подступить ближе. Это потому что он всегда заботился о ней, с раннего детства защищал её. Не дал ей повзрослеть, оставив навсегда ребёнком рядом с ним.

– Боже, какой ужас. Какая же она сука, – шепчу я.

– Не поспоришь. Будь осторожна, эта девушка может пойти на всё, только бы вернуть его…

– И я сама его толкнула обратно к ним, – хныкая, понимаю, насколько необдуманно поступила. – Райли, я ударила его мать.

– Что? – Свистящим шёпотом переспрашивает он.

– Да… она пришла ко мне, начала уверять в том, что Николас болен, и его нужно лечить, а вот Люси ангел. Я не вытерпела, понимаешь? Не смогла… я… чёрт… когда узнает, то всё… господи, он будет ненавидеть меня.

– Иногда мы не контролируем свои эмоции, потому что они переполняют нас. Это бессилие против обстоятельств. Давно пора было Николасу увидеть, кто окружает его. И если он любит, то всё поймёт. Порой необходимо сделать ошибку, совершить что-то ужасное, чтобы окончательно увериться, кто тебе важен. Мы все совершаем проступки, главное, выучить этот урок и никогда его не повторять. А ради любимых ты готов и убить.

– Но… что мне делать? Как не дать им забрать его? Он не хочет видеть меня, не хочет говорить. А сегодня… боже, мне сейчас так страшно терять его, – хлюпаю носом, стирая слёзы.

– У меня есть только один ответ – достать его, – хмыкает в трубку Райли.

– Как? Я… – неприятное шипение раздаётся в телефоне. – Райли?

– Чёрт, – зло цежу я, смотря на потухший «BlackBerry». Всё, пора менять аппарат.

Отбросив телефон на сиденье, вытираю руками лицо. Облокачиваюсь о руль и смотрю на небо, затянутое тучами.

С каждой минутой узнаю всё больше о Николасе. Нет, не о его семье, мне на неё откровенно сейчас плевать. А о нём. Если раньше я считала, что именно у него сильнейшие психологические расстройства, то в данный момент вижу, насколько он сильный внутри. Выстоять против всех и исполнить свою мечту, проживая рядом с женщинами, которые никогда не видели в нём человека. Для одной он продолжение её мужа, которого надо истребить наркотическими средствами в клинике. Для другой же, он спонсор, готовый по первому требованию положить мир к её ногам. Это не любовь. Это издевательство над человеком. За что же судьба настолько ненавидит его? Ведь он стал жертвой алчности, безразличия и средством достижения роскоши. И от этого больно. За него больно. Если же он не понимал этого раньше, то сейчас… после того, как увидела его отношение к матери, он осознал всё. И ему же одиноко. Как и мне без него. Тянет сердце, душа рвётся к нему. Но разум понимает, что сейчас не лучшее время. Самой надо подумать, взвесить всё и идти готовой к новому бою.

Сорок второй вдох

Вхожу в квартиру, на ходу бросая сумку на пол. Тишина и темнота. Сажусь на постель и невидящим взглядом смотрю перед собой.

Бывает время, что голова готова взорваться от переизбытка информации. Тело внутри ломает, словно от нехватки дозы. Дышать сложно, и при этом тебя бросает то в холод, то в жар. Отвратительное состояние. И оно выматывает. Ты то хнычешь, сжимая руками волосы, то смеёшься, поднимая лицо к потолку. На грани сумасшествия. А причина одна. Он. Николас.

Больше ничего не понимаю. Ни черта в этой жизни! Почему всё сложно? Может быть, я сказала что-то не то тогда, но обвинять меня в уходе он не имел права. Мне же больно без него. Он мой воздух, мой адреналин, мой кислород. Всё моё в нём. Как же он так может? Почему бы не рассказать мне всё? Не обсудить со мной это? Ведь я на грани… неужто не заметил, как умираю, как с каждой секундой мой разум отказывает мне в адекватности?

Я хочу к нему, пусть кричит, но мне жутко от своего состояния.

Звонок дверь раздаётся с очередным всхлипом. Резко вскидывая голову, вытираю наспех мокрые щёки. Подскакивая с кровати, несусь к входной двери. Сердце трепещет внутри. Живу. Начинаю это делать.

С улыбкой и безумием от счастья внутри распахиваю дверь.

– Привет, а вот и мы, – радостно произносит Ами. Потухаю.

– И пиццу принесли, – добавляет Сара. Хочется рухнуть на пол от бессилия и нового комка горечи и разочарования в горле.

– Видимо, она забыла о нас, – обращается Ами к рыжеволосой подруге. Прислоняюсь к двери, испытывая сожаление… и, даже не знаю к кому или чему.

– Или же ждала совершенно не нас, – хмыкает Сара. Перевожу на неё взгляд и тяжело вздыхаю.

– Недавно пришла. Заходите, – распахивая шире дверь, пропускаю девушек в квартиру.

Включая свет в коридоре, затворяю за ними. Ещё один вдох и, натягивая улыбку, направляюсь в гостиную. Подруги шумно располагаются на диване. Ставят на стол коробки пиццы и передают мне пакеты.

– Там шипучка, – поясняет Ами.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *