50 и одно дыхание глубже


– Да. Очень глупая кукла. Крошка. Но твоя. И если будет лучше, то уйду. Но не надо так с собой поступать. Я отпускаю тебя, потому что ты не хочешь признаваться даже себе в том, что именно сейчас мы оба живём в иллюзии. Ты снова создаёшь антураж для нового акта, где все мы будем играть роли. Ты обдумываешь ходы, словно это шахматная партия. Только вот шах и мат давно сделан. Не тобой. Не мной. А тем, кто внутри тебя, – стирая слёзы, разворачиваюсь и иду к спальне.

Наверное, всё же, я не права. Но не могу так больше. Когда ты всё понимаешь и теперь видишь слова в ином свете, намного хуже. Знать, что именно ты стала для любимого человека его кошмаром, невыносимо. Лучше уйти, болеть в одиночестве, но быть уверенной, что живёт. Так правильно. Для меня сейчас верный способ хоть как-то унять боль внутри.

Дрожащими руками, от такого сильного выброса адреналина, собираю свои вещи с пола и надеваю куртку. Снова вытираю глаза, и выхожу из спальни.

– Ты не уйдёшь, Мишель, – перекрывает мне путь Николас.

– Уйду. Ведь ты сам знаешь, насколько я права, – не смотрю на него. И так вздохнуть сложно.

– Нет, – хватая меня за плечи, встряхивает. – Нет. Я же… я пытался. Хочу быть с тобой. Всё отверг, кроме тебя.

– Ты себя отверг. Иногда не следует этого делать, потому что ты теряешь себя, Николас, – поднимаю глаза на него. Облизываю пересушенные губы, борясь со слезами. – Всё хорошо, поверь, я понимаю.

– Нет, – мотает головой, обхватывая моё лицо. – Нет, крошка. Нет же. Ты ни черта не понимаешь. Прости, что ты видела меня таким. Я не контролировал себя, то был сон.

– Ты весь состоишь из извинений. Но это лишнее. Я люблю тебя, и смотреть, как ты гаснешь, не могу. Ты тематик, Николас. Это твоя сущность, от которой ты не убежишь. Сам говорил. И я готова принять её, как раньше. Аккуратно, ведь ты умеешь. А…

– Не могу, – жмурится, прижимаясь к моему лбу, – не могу причинить тебе боль, понимаешь? Всё помню. И мне противно от самого себя. Знаю, как сложно со мной, но я справлюсь. Стану другим. Мы найдём выход. Если надо, то буду лечиться.

– О, Николас, – вздыхаю и хлюпаю носом. Снимая его руки с себя, сжимаю их. – Лечиться от самого себя? Нет. Ты не болен, всего лишь имеешь замысловатые вкусы и алый темперамент. Вернись ко мне собой. Разреши себе снять вину за то, что понравилось. Ты многогранен, так не подавляй в себе этого. Я не стою…

– Что ты говоришь? Я изменил себя ради тебя. Попытался быть правильным для тебя. А теперь не стоишь? – Вырывает свои руки, злобно испепеляя меня взглядом.

– Ты изменился ещё раньше, Николас. До той ночи изменился. А в то время ты сломался, как и я. Но благодаря тебе снова увидела жизнь. Только ты и подарил мне все её прелести. Ты забрал с собой мой страх и боль. Ты заставил меня принять себя такой, какая я есть. Ты уличал меня во лжи. А теперь же сам обманываешься. И если рядом со мной ты боишься быть тем, кого создала природа, значит, я не та, кто стоит всего этого. Тебя. Я…

– Тебе понравилось, как я избил Лесли?

– Нет.

– Тебе понравилось, что ты лежала пристёгнутая там, а я наслаждался?

– Нет…

– Так ты противоречишь себе! Ты хочешь, чтобы я стал не тем, кто я есть. А тем, кто будет ублажать тебя и твою тёмную сторону. Ты кричала мне, что не сабмиссив! Ты ругалась со мной! Ты дралась со мной!

– Я хотела, чтобы ты уважал мои желания. Чтобы не лез в мою жизнь, когда не прошу этого. Но благодарна тебе, что помог с отцом… я… Николас! Не надо переводить на меня свой страх. Я не боюсь снова встретиться в том клубе. Я не боюсь идти дальше, потому что уверена в тебе и доверяю. Низменной боли ты не допустишь. Ведь ты даришь её, а не наказываешь ею. Не меня. Потому что наши отношения иные. И я согласна, что требую от тебя слишком многого. Тебя. Настоящего тебя. Чёрт, хочу, чтобы ты стонал и кончил! Хочу стоять перед тобой на коленях, и делать минет, видеть в твоих глазах удовлетворение! Хочу быть ведомой тобой, не как сабмиссив, а как твоя женщина. Твоя, чёрт возьми! А ты ломаешь обоих, потому что боишься. Хочу тебя. Сумасшедшего. Опасного. Возбуждённого. Утягивающего меня в другой мир наслаждения. Хочу видеть тебя там. Ты не садист, Николас. Эти кнуты, которыми ты пользуешься, лишь доказывают, как ты ненавидишь тех, кто просит тебя об этом. Так я же молю тебя стать собой. Узнай самого себя, а не прячься за тематическим миром. Потому что я знаю о тебе всё. И ухожу, чтобы больше не быть препятствием к твоему самопознанию.

Обхожу его и нажимаю на кнопку лифта.

– Всё было зря? Я разорвал отношения со всеми из-за тебя…

– Не вини меня в этом, – зло цежу, поворачиваясь к нему. – Не вини меня в том, что твоя семья не узнала, как сильно ты изранен внутри. Не вини меня за то, что твоя сука сестра ненавидит меня с первого взгляда, потому что мне от тебя нужна только любовь и моё дыхание. Не вини меня, что ты был понятым только мной. Не вини меня в том, что начал сам. Не вини меня за то, что люблю тебя. Нет вины ничьей в этом. Пришло время быть честными. Так будь таковым.

Захожу в лифт, нажимая на кнопку паркинга. Дверцы закрываются. Глотаю сухой воздух, задыхаясь от слёз. Гадко. От себя гадко, но это был единственный способ всё прекратить. Он должен идти дальше, а наши пути разошлись в ту ночь. Эта история должна была закончиться тогда, но… чёрт, я же люблю его. И ради него готова на всё, даже вновь войти в его мир. Признаться, что нравится. Я это сделала. Но дышать стало ещё сложнее.

Тридцать восьмой вдох

Ты слышишь своё дыхание, быстрое биение сердца, и не двигаешься. Всё внутри замирает, потому что совершила непоправимую глупость. Самый страшный кошмар воплотила в жизнь. Сама. Своими руками и решениями, своими действиями и умозаключениями не дала даже возможности бороться.

Стоишь одна, а мимо тебя пролетают секунды. Их не счесть, но нет сил двигаться. Видно, только в эту минуту понимаю, что наделала. А там считала верными свои слова. Но кто скажет мне, где правда, а где моя ошибка? Никто. Даже сама не могу ответить.

Меня задевает кто-то из студентов. Перевожу помутнённый взгляд на девушек, смеющихся и идущих к университету. А я стою. Не помню, как села в машину и на автомате доехала сюда. Не могу уловить то время, когда внутри стало тихо и безжизненно.

– Миша, наконец-то, дождалась тебя, – меня за руку хватает Сара. Вдох. Выдох. Смотрю на неё, улыбающуюся и с идеальным макияжем. Глаза светятся от счастья… потухают. Улыбка сходит с её губ.

– Миша? – Щёлкает пальцами перед моим лицом. Моргаю. Не могу ничего произнести. Господи, что я наделала?

– Мне… я… – открываю и закрываю рот, так и не сумев ничего ответить.

– Пойдём, – сильнее сжимая мою руку, ведёт за собой. Мы обходим ученический корпус и движемся к библиотеке, маневрируя среди студентов. Перебираю ногами, пытаясь принять свои слова. Его слова. Понравилось… та ночь… тот ужас его возбудил. Матерь божья!

Сара, продолжая идти, заводит меня между стеллажей и усаживает на пол. Сама располагается напротив.

– Что произошло? – Медленно, тщательно подбирая слова, спрашивает меня.

– Я… больше никогда его не увижу, – шепчу, закрывая глаза.

– В каком смысле? Поругались или… хм, в общем, из-за субботы? – Предполагает она.

– Ушла, – распахивая глаза, смотрю на подругу.

– А причина? Есть что-то весомое? Он… боже, Миша, помоги, потому что не могу ничего придумать.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *