50 и одно дыхание глубже


– Доброе утро, – выдавливаю из себя улыбку.

– Доброе, – настороженно отвечает Николас.

– Кирк, вы не могли бы нас оставить? – Обращаюсь к парню. Кивает мне и выходит из столовой. Лифт пикает, и только после этого оборачиваюсь к Николасу.

– Как себя чувствуешь? – Интересуется он.

– Хорошо, – продолжая улыбаться, подхожу к нему. Я должна проверить, чтобы знать наверняка.

– Вчера…

– Забудь. Не хочу вспоминать. Тебя хочу, – обхожу его и встаю позади.

– Мишель. Мы опоздаем, – напрягаются его плечи. Это больно понимать, что отвергает. Должна.

– Ну и что. Давай немного будем плохими. Повторим секс на столе, – шепчу я, хотя внутри горечь. Дотрагиваясь до его плеч, провожу руками по пиджаку, рубашке.

– Мишель, – перехватывает мои запястья и отталкивает от себя.

– Ты не хочешь меня? – Встаёт, поворачиваясь ко мне.

– Конечно, хочу. Сейчас не время. У меня совещаний сегодня море, – лжёт, улыбаясь мне.

– Понятно. Тогда позавтракаем, – подхожу к своему стулу и сажусь на него. Неприятные отголоски его вранья самому себе и мне разливаются отвратительной кислотой по телу.

Садится за стол, откладывая газету, и крутит в руках бокал с апельсиновым соком.

– Я тут подумала, почему бы нам не съездить в клуб? Просто так, развеяться. Ты хоть и неглавный там, но в гости можешь наведаться. Мне кажется, что я не против попробовать что-то новое, – отпиваю чай, словно нет внутри давящего чувства, и поворачиваю к нему голову.

– Нет, – резко отвечает мне.

– Почему?

– Нет. Оставим эту тему.

– Не оставим, Николас. Почему ты сделал это? Зачем всё отдал и продал, что напоминало тебе о прошлом, хотя сам отпустить это не можешь? – Обстановка и воздух становятся тяжёлыми. Но хватит с меня его вины. Хватит, пора жить.

– Мне надо идти. Твоя машина…

– Стой, – подскакиваю с места, и он поднимается.

– Когда в последний раз ты бил кого-то? Я отвечу за тебя. Меня. Не так ли? – Прищуриваюсь, отводит взгляд.

– Хватит, Мишель.

– Это тебе хватит. Хочешь знать, почему я так отреагировала ночью? Расскажу. Ты был садистом, – поднимая голову, с ужасом смотрит на меня. – Ты приказал мне встать перед тобой на колени. Запретил смотреть на тебя и дотрагиваться. Ты подавляешь в себе свою сущность, о которой говорил вчера. И не можешь контролировать свои желания во сне. В последний раз ты даже не кончил. Ты ублажал меня для того, чтобы я не поняла, что происходит на самом деле. Тебя не возбуждает обычный секс без перчинки. На столе ты был собой. В спальне тоже. А вот последний раз нет. Также ты не даёшь до себя дотрагиваться, как сейчас. Вчера ты убежал от меня, потому что ударил по ягодицам. Ты испугался самого себя. Даже не спросил у меня, нравится ли мне это.

Замолкаю, дыхания не хватает от быстрой речи.

– Ты много выдумываешь, – поджимая губы, выходит из-за стола.

– Не смей уходить сейчас, – хватаю его за руку. Отбрасывает её, поворачиваясь ко мне.

– Знаешь, что борется в тебе, и почему ты видишь кошмары? – Повышаю голос, потому что не могу контролировать себя. Точка кипения достигнута. – Та ночь для тебя стала разрывом между желаниями и тобой. Да, ты хочешь быть со мной, как и я с тобой. Но отрицать твою особенность ты не можешь. Ник, Николас, садист, доминант, Мастер, кто ты там ещё, это всё ты. Один человек. Не разрывай себя на нескольких людей, когда можно найти вариант быть единым.

– Закрой рот, – рычит он, но отступает от меня.

– Ни черта, понял? Ты боишься ударить меня. Но удары же бывают разными. Тогда… в ту ночь ты ошибся, думая, что наказываешь меня. Да, есть моя вина. Признаю. Но пора отпустить это. Хватит уже изводить себя и меня. Хватит! Мне понравилось, когда ты водил ножом по моему телу, понравились даже твои извращённые трусики, понравился ток и зажимы для сосков. Всё понравилось, когда ты был собой. Хватит! Николас! Хватит! – Всплёскиваю руками, умоляя его остановиться.

– Ударить? Ты хочешь, чтобы я снова избил тебя? – С отвращением осматривает меня.

– Научил, как быть рядом с тобой и помочь тебе. Ты не садист, но контроль для тебя необходим. И я же не против, Николас. Я хочу попробовать вкус твоей жизни на себе, но теперь всё изменилось. Мы изменились. Я доверяю тебе всю себя, а ты скрываешь от меня главную причину твоих кошмаров. Но этой ночью всё поняла. Так жить я не хочу, – качаю головой. На его лице пробегает несколько эмоций, борется с собой даже сейчас, когда бороться не за что.

– Ты ничего не понимаешь, – смотрит исподлобья.

– Так расскажи. Стань снова им. Я тебя не буду осуждать, только помогать. Да, боюсь боли. Да, это моя фобия. И в то же время жажду вкусить её, потому что только ты превращаешь её в сочный фрукт. Мне нравится это. Нравится твоя грубость и жёсткость в сексе. Я хочу трахаться, а не заниматься любовью. Трахаться с тобой. Как животное. И хочу знать, что со мной рядом тот человек, которого я полюбила.

– Нет. Я больше не тот человек, которого ты знала. Я хочу быть нормальным. А это пройдёт. Раньше проходило…

– Врёшь! Себе врёшь и мне! Раз так, Николас, то я ухожу. И пока ты не признаешь, что больше не можешь сдерживать в себе свою сущность, лучше не приближайся, – пытаюсь обойти его, но, хватая за руку, разворачивает и толкает к стенке.

– Ты хоть понимаешь, что это такое? – Шипит в моё лицо. Сглатываю, но уверенно поднимаю подбородок. – Чёрт, да я разрываюсь от возбуждения, когда вижу во сне, как ты кричала в ту ночь. Думаешь, поначалу я испытывал раскаяние? Нет! Мне понравилось видеть на твоём теле борозды от моих ударов. Мне понравилось! А в итоге моя ошибка привела к катастрофе! Вся моя жизнь оказалась сплошной бутафорией! И сейчас ты требуешь, чтобы садист вернулся и положил тебя на постель, чтобы избить? Ты ума лишилась? Включи мозги, Мишель, я мог убить тебя! От болевого шока ты могла бы остаться калекой…

– Не осталась. Почему так держишься за ту ночь? Почему бы не повторить, но иначе? Мне не хватает этого. Тебя не хватает, Николас. Я чувствую себя одиноко. Я…

– Закрой рот! – Ударяет ладонью по стене рядом с моей головой. Вздрагиваю и на секунду жмурюсь, чтобы распахнуть глаза и продолжить борьбу за наше будущее.

– Ты хотела меня нормального. Обычного. Так я пытаюсь! То ты хочешь, чтобы всё было сладко и приторно. То теперь же, жаждешь, чтобы тебя ударили. Кто ты такая, блять? Кто ты, мать твою, такая теперь?

– Та, что создал ты, по своему подобию. Ты мой первый мужчина, показавший мне секс и боль. Ты направил меня по этому руслу, но я не виню тебя. Возможно, у меня есть склонность к этому. Потому что я жажду быть слабой в твоих руках. Мне до безумия нравится эта твоя черта. Животное, которое ты сам умеешь контролировать. Агрессия, которая подчиняется тебе и втекает в меня сумасшедшим адреналином. Чёрт! Николас, послушай, – хватая его за пиджак, сжимаю ткань в своих руках. – Плевать, что тебе понравилось. Если бы я не была зла, обижена, разбита, возможно, всё было бы иначе. Ты же, сам говорил, что надо идти медленно. А это было не по правилам. Так прекрати… прошу… хватит заставлять себя быть кем-то иным. Ты не можешь, как и я не могу смотреть на тебя такого. Мне обидно, что ты врёшь, хотя знаешь все причины. Ты скрываешь от меня главное. Боль. Давай попытаемся снова. Осторожно, будем привыкать. Я не знаю, как будет дальше. Но тогда… вспомни же ты, тогда… красный свет и ты… удары по ягодицам и секс. Ты можешь быть со мной им. Ты тухнешь с каждым днём без выброса адреналина. Или калечишь себя. Хватит причинять пустую боль, Николас. Не разрушай себя. Я этого не стою.

– Глупая, – отрывая мои руки от себя, отходит на несколько шагов. Глаза слезятся, когда понимаю, что именно я стала для него разломом. Той причиной, из-за которой он страдает.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *