50 и одно дыхание глубже


Устала гадать о нём, устала искать и устала думать. Порой приходит время, как сейчас, ты не понимаешь, чем помочь, а хочешь. Сильно. До боли. Невыносимо видеть таким любимого человека, самого дорогого. Потерян. В себе он потерян. А я найти дорогу не могу, плутаю без него и сама пропадаю. Возможно, мне следует отпустить это, не зацикливаться на его поведении, а ждать. Только вот ждать тоже страшно. С Николасом никогда не угадаешь, какую тайну его души ты вновь узнаешь, и как она повлияет на обоих. А их у него ещё достаточно.

Выйдя на улицу, я подхожу к своему автомобилю, где, облокотившись о него, стоит Николас. Улыбаюсь ему, когда наши взгляды находят друг друга. Я хочу любить его без остатка, даже если не умею. Хочу отдать ему всё, лишь бы видеть его и ощущать прикосновения к его коже.

– Твоя очередь катать меня, – указывает головой на «Мерседес».

– С удовольствием, – кивая, открываю машину и юркаю в салон на водительское место.

– Это первый раз, – тихо смеясь, завожу мотор.

– Что первый раз? – Удивлённо приподнимает брови.

– Я везу тебя первый раз, до этого ты это делал. А я ни разу. Только не ругайся, я ещё тот водитель.

– Уверен, что ты водишь намного спокойнее, чем я. Буду наслаждаться, обещаю, – заверяет меня.

И это невероятным теплом отдаётся в сердце, словно мы пара, настоящая пара, которая живёт вместе, ходит за продуктами и планирует на ужин индейку. Я бы хотела, чтобы он разрешил себе такое. Сейчас же тоже буду только наслаждаться нашим тёмным временем, где мне пришлось заставить его уйти подальше от ножей. Мне необходимо было это сделать, иначе он бы вновь начал копаться в себе, а я в нём.

Паркуюсь перед самой первой кафешкой, работающей двадцать четыре часа, и довольно заглушаю мотор.

– Майкл скоро потеряет работу, – произносит Николас, когда мы выходим из машины.

– Мне понравилось, крошка. Мне нравишься ты, а значит, и всё, что ты делаешь, – обнимает меня, смутившуюся отчего-то из-за его слов, за талию, когда я подхожу к нему и ведёт в кафе, открывая передо мной дверь.

Как оказалось, не одни мы, не спящие в это время, практически все столики заняты. И мы располагаемся в центре.

– Я оплачиваю…

– Ни черта, Мишель. Ты просила меня накормить тебя, так именно это я и буду делать, – перебивая меня, усаживает на стул.

– И только попробуй всё не съесть, – наклонившись ко мне, шепчет он.

– А то что? – Игриво прищуриваюсь я. Его улыбку сразу же стирает с лица, выпрямляется и сглатывает.

– Жди меня, – бросает он и быстрым шагом направляется к прилавку с едой. Обескуражена им. Что я сказала не то? Он так резко поменялся в лице, и я заметила его бледность на долю секунды. Это же был обычный флирт, раньше он всегда продолжал его, сводя меня с ума от фантазий. А сейчас? Что означают его слова? Чёрт бы его побрал, что он прячет внутри себя?

– Чёрный чай, тебе салат «Цезарь» и шоколадный десерт. А мне только кофе, – голос Николаса выводит меня из раздумий. Моргая, смотрю на поднос перед моим носом. Сама напросилась, хотя не хочу ничего.

– Спасибо, – киваю я, заставляя себя открыть салат и взять приборы.

– Николас, – поднимает голову, откладывая чайную ложечку. – Скажи, а тебе не нравится, когда я так тебя называю? Я могу, как раньше. Ник.

– Хм, – поджимая губы, смотрит мимо меня. – Мне всё равно.

– Ник, – резко переводит на меня взгляд. Острый. Наполненный злостью и ненавистью.

– Николас. Моё имя Николас, Мишель. Никак иначе, только Николас, – сурово и отрывисто произносит он.

– Хорошо, – тихо отвечая, я опускаю голову и ковыряюсь в салате.

– Прости, я был груб. Крошка, – тянется рукой ко мне, смягчив тембр. Поднимаю на него глаза.

– Почему? Расскажи мне, пожалуйста, почему ты так реагируешь. То хочешь одно имя, а теперь только так? В чём причина? – Шепчу я.

– Николас – для меня настоящее. То – что я представляю сейчас. А Ник… неприятно и в то же время желанно. Странные ощущения, их я предпочитаю отодвинуть от себя. Это возвращает меня в прошлое, а я не хочу там быть. Сам запутался, Мишель, и сам же разберусь с этим, – отнимает свою руку от моей.

– Но Николас и Ник это один человек, тут моя вина, я разделила вас, на что не имела права. Я…

– Нет, – перебивая, пододвигает стул и обнимает меня за талию. – Нет, Мишель. Ником меня называл отец. Тебя тогда ещё в планах не было. Это мои тараканы, они сейчас только обострились. Но это пройдёт, рядом с тобой пройдёт. Ты мой балласт, необходимый мне, как напоминание, насколько счастливым можно быть и жить по-настоящему. Ты нужна мне, и я не хочу другой жизни. Пока вот так, а потом не знаю, что будет. Не могу больше загадывать, потому что мои планы давно рухнули с твоим появлением. Не думай. Думать буду я за нас обоих. Идёт?

Приподнимает моё лицо к своему за подбородок. Улыбаюсь ему и киваю, глубже погружаясь в пучину бездны его глаз. Любить глубже невозможно и от этого задыхаюсь, когда смотрю на него. Порабощена любовью к этому мужчине. И я готова быть её рабыней, смиренно опустившись на колени перед ней.

– Ты не выполняешь своих обещаний, – замечает он, указывая взглядом на салат, и потирает мой подбородок.

– Ты ведь не помогаешь, – расплываюсь в улыбке, ожидая от него следующего шага. Его глаза вспыхивают невероятным удовлетворением, которого я не припомню за последнее время. Отрывает руку от моего лица и берёт вилку, насаживая на неё салат. Подносит к моему рту, и я, послушно открывая его, жую, ощущая острый вкус чеснока. Кривлюсь, а он смеётся.

– Лучше десерт, – придвигает другую тарелку и кормит. А я глотаю каждый кусочек, наслаждаясь его заботой. За окном уже рассветает, когда я устраиваюсь удобнее на его плече и открываю письмо в электронной почте от Дэйва. Николас просматривает что-то на своём айфоне, продолжая обнимать меня одной рукой. Уютно. Безумно и до потери сознания уютно быть рядом с ним. Внимать в себя каждый его вздох, улыбаться от его поглаживаний пальцами, словно так он делал постоянно. Но это всё ново.

С солнцем приходит спокойствие, все мысли улетучиваются, оставаясь в ночи. Наверное, так и бывает. Ночью обостряется всё, особенно демоны, которым мы подвластны. Они знают, когда мы бываем уязвимы, и настигают нас, путая наши дороги.

– Оказывается, бьюти-съёмка – это непросто щелчок, – устало вздыхая, поднимаю голову с его плеча и откладываю телефон.

– Ты портишь зрение, читая на таком маленьком экране. Тебе необходим планшет для таких вещей, как и новый мобильный. Уверен, что твоё зарядное устройство ещё немного и выдохнется, – усмехается Николас, пока я разминаю спину.

– Прекрати, – улыбаюсь ему, но он прав. Уже только одна чёрточка осталась, хотя был заряжён. Да и чёрт с ним.

– У меня съёмка с девяти на три часа, а потом я – твоя. Чем мы займёмся? Может быть, съездим в то самое место, в котором мы катались на лошади? Я бы с удовольствием постреляла, и ты бы научил меня ещё чему-нибудь. Сегодня обещали тёплый день, – интересуюсь я.

– Не получится, – качая головой, прячет в карман джинсов телефон. Удивлённо, приподнимая брови, ловлю его взгляд, но он тут же, отводит его.

– Вчера я не был в офисе и мне необходимо съездить туда. Теперь они ждут моего слова и моих подписей. К тому же я больше не владею клубом, – на последних словах прочищает горло. А моему удивлению нет предела.

– Как так? Что произошло? – Ошарашенно шепчу я.

– Продал. Было несколько предложений уже давно. Я принял одно из них и теперь не являюсь владельцем, как и ездить туда мне уже не положено. Лишняя информация для газет, – спокойно объясняет он.

– То есть, ты продал место, которое строил с нуля? Ты так просто отказался от того, что любил и где проводил время? Как и тот клуб, ну… тот тоже передал другому человеку? – Изумляюсь его словам.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *