50 и одно дыхание глубже


– Но я любила Ника, – напоминаю я.

– А Ник любил вас, мисс Пейн? Готов ли был Ник прийти к вам и сказать, что любит вас, несмотря на страх причинить вам вред? Смог бы он быть с вами? – И вновь вопросы, которые меня затрагивают глубже.

– Нет… Ник бы этого не сделал. Он бы отрицал до последнего, говорил, что это когда-нибудь закончится. Отношения без будущего…

– А Николас?

– Он… он ревнует, сильно ревнует меня даже к своему другу. Он хочет строить планы. Я поняла вас. Ник бы никогда не ответил мне честно на вопрос: любит ли он меня. И никогда бы не дал мне возможности прийти сюда, – вздыхаю, и понемногу начинаю понимать, отчего так разграничиваю этих мужчин.

– Доверие. Он подарил его вам. И ревность признак не неуверенности в вас, из-за страха потерять вас. Этот мужчина единоличник, он будет причинять себе боль, но продолжать любить именно так, как он в данный момент может.

– Почему? – Спрашивая, поворачиваюсь к психологу. – Почему он сейчас испытывает такой побочный эффект от той ночи? Ведь дело именно в ней, не так ли? Я отчасти забыла тот вечер, он померк в моей памяти, но не в его. Он так сильно цепляется за ту боль. Почему?

– Я задам вопрос иначе. По какой причине всё это случилось?

– Потому что он думал, что я дала интервью в газету, предала его…

– Нет. Я не об этом. Я о том, по какой причине он сделал это с собой? Зачем?

– Он всегда так делает. Не первый раз уже. Я просила его… но он снова это сделал. Он говорил, что за ошибку полагается плата. И в его представлении это равноценно. Но ведь это неправильно.

– А теперь подумайте иначе. Что для него самый опасный страх?

– Хм… потерять своего садиста внутри?

– Нет.

– Стать таким как отец.

– Верно. И в ту ночь он совершил для себя непоправимый проступок, наказал невиновного. Чтобы понять, на что он обрёк вас. Дать себе возможность перенять на себя всю боль, что он забыл. Ему пришлось вернуться в то время, когда над ним производились насильственные действия. Ему хотелось вспомнить ту боль полноценно, чтобы понять, насколько он был жесток к вам, и как сильно он вас любит. Через боль он хотел быть ближе к вам и заглянуть глубже в самого себя.

– Тот урод поджёг его губы, как делал его отец, – вспоминаю я.

– Да. Именно воспоминания и желание сравнить свои ощущения дают возможность принять ему изменения, что произошли в нём. Он добровольно пошёл на это, ради будущего и своей любви. Он из тех людей, что должны сами увидеть, прочувствовать в себе каждую секунду боли, которую причинил той, кто дорога ему. Но это не принесло ему искупления, а лишь новое затяжное отклонение.

– Его кошмары. Где его отец и я, – добавляю, на что мужчина кивает.

– Он застрял между прошлым и настоящим. Скажите, как вы видите его кошмары?

– Его отец пытается изнасиловать меня, как его сестру. А он хочет спасти меня и выход один, как в прошлом – убить отца. И он это делает, задевая меня. Но скажите, – выпрямляюсь, садясь ровнее, – вот она я, живая и невредимая. Отец его давно мёртв. Что ему мешает забыть обо всём? Почему он не может отпустить ту ночь?

– Незнание.

– Незнание чего?

– Кем является для мистера Холда его отец?

– Монстром.

– Любовью, что несла в себе боль. Он любил отца, как бы он ни обращался с ним. Он его любит. И это убило в нём всё желание узнать, что чувства бывают иными. Он видит любовь, как боль.

– Но это в прошлом! – Повышаю голос.

– А вы? Кто вы для него? – Спрашивает психолог.

– Не знаю, кто я для него. Не знаю, – раздражённо отвечаю я.

– Любовь, что завершилась болью для вас. Любовь, что была иной. Красивой, опасной и всепоглощающей. А теперь замените телесные оболочки на мои слова, – предлагает он.

– То есть в его снах борются две любви. К отцу и ко мне? – Недоумённо предполагаю я.

– Нет. В его снах борется любовь, что не несёт в себе ничего, кроме боли. И любовь, что может дать глоток воздуха. И он хочет убить первое, дабы дать себе возможность познать любовь, какая она может быть с вами. Он хочет забыть это, но из-за того, что воспоминания свежи, раны ещё не затянулись, а уверенности в вашей ответной любви у него нет, то он проигрывает всё.

– Что за бред, – усмехаюсь я.

– Он знает, что вы его любите? Вы это ему говорили?

– Да, когда он обвинил меня в обмане…

– А после всего этого, вы говорили ему, что любите его. Любите настолько же сильно, как и раньше?

– Нет… раз… когда я увидела, что он с собой сделал.

– При высоком пике эмоционального дисбаланса?

– Да. Я плакала, для меня было потрясением увидеть это видео… ужасно…

– Это не то, мисс Пейн. Такие моменты вынуждают вас сказать о своей любви, чтобы манипулировать ею. А в обычные дни, когда ничего не происходит, вы упоминали любовь?

– Нет. Потому что и он не упоминал. Да, чёрт, у нас и обычных дней не было, – не могу больше сдержать раздражения. Уже понимаю, к чему он ведёт.

– Признания могут быть разными, мисс Пейн. Можно не употреблять слова «люблю», но сделать так, чтобы человек почувствовал это. Забота о нём. А вы мистеру Холду это не дарили. У него нет силы сейчас, чтобы победить свой страх к повторению ошибки, которая повлечёт за собой новое болезненное завершение для вас. Он боится причинить вам снова боль, и внутри ему это не даёт покоя. Он здоров, только вот сам не знал, что ваша любовь для него важна так же, как и кислород. Только в ваших руках, вашей женской натуре и вашем желании быть с этим мужчиной кроется будущее. От вас всё зависит, будет ли он принадлежать вам, или же он разочаруется полностью, сойдя с ума и изведя себя внутри.

– И это моя вина, что он другой? Что он… что у него эти кошмары?!

– Мисс Пейн, здесь нет ничьей вины. Мистеру Холду необходима помощь сейчас, но не врачебная, а ваша. Вы должны для себя решить, насколько вы хотите получить этого мужчину. Хватит ли у вас сил до конца бороться за него. А уж он ответит вам с удвоенной силой. Только освободите его от вины за то, что он сделал. Он не может пережить ту ночь без вашего прощения, потому что именно вы не даёте ему шагнуть дальше. Вы спрашивали, любит ли он вас? Так могу точно сказать, что да. Мужчина не будет так терзать себя за свою ошибку, зная, что его любимая страдала. Мужчина не будет так жаждать быть с ней, переступая через свой страх, и снова идти на свет, который она символизирует для него. А страх обоснован. Лунатизм – опасное отклонение. В этом состоянии совершались убийства и уход из жизни. И сейчас мистер Холд переживает критическое время, где ему нужны вы. Он понимает, как опасен для вас. Ведь лунатик во время сна не видит ничего, кроме того, что происходит в его голове. Но сам факт, что вы здесь, отчётливо показывает – он готов идти дальше. Вы, наверное, не представляете, насколько тяжело ему было признаться даже себе, что у него появилось новое отклонение. А вам? Вы для него безгрешны, когда сам он видит себя отвратительным извергом. Но он передал вам право прийти сюда и узнать о нём. Он готов делиться с вами своими проблемами и не только. Он готов на любые условия, которые вы ему поставите. Только вот готовы ли вы ответить ему искренностью, мисс Пейн? Простили ли вы его окончательно, и без возможности бросить эти обвинения в лицо? Подумайте над этим. А что вы сделали для того, чтобы мистер Холд узнал, что вы его любите? Как вы показали свою любовь? Ведь именно из-за ощущения своей неопределённости в этом вопросе, вы не сможете ответить ни на один из моих. Хватит ли у вас сил принять такого мужчину, как Николас Холд? Потому что вы необходимы ему больше, чем даже он сейчас думает. Один раз и навсегда, редко и практически невозможно. Всё зависит от вас.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *