50 и одно дыхание глубже


Разворачиваясь, иду в спальню и закрываю двери. Прислоняюсь к ним и, жмурясь, плачу внутри. Изнывая оттого, что отголоски собственной любви к забытому призраку до сих пор живут в теле. И так хочется такой же ласки и нежности, признаний, что ты самая необходимая часть в жизни твоего единственного. Поверила. Но поверила только в любовь, что живёт в сердцах Сары и Райли. Не более, и от этого ещё тяжелее.

Вытираю быстро лицо, запрещая себе страдать. Я не нужна ему, он не хочет впускать меня в жизнь свою. Не хочет даже попытаться, страшится, но теперь я знаю, что всё возможно. Если помыслы двух людей сравнимы, как и стук сердец, что звучат на одной волне и издают прекрасные мотивы, то получится.

Подбираю с пола сумку Сары и начинаю аккуратно складывать туда вещи. Потому что знаю – уйдёт. Уйдёт за своим любимым, и как бы мне ни было неприятно признавать, что не хочу отпускать. Но должна, должна это сделать и не мешать. Когда-нибудь я порадуюсь за них всем сердцем, обещаю себе, что порадуюсь. Но сейчас же слишком уязвима, дабы делать это. Слишком глубока боль от неразделенной любви. Слова Николаса так и остались словами, лишёнными подтверждения в реальности.

Двери позади меня распахиваются, застёгиваю сумку и поворачиваюсь к Саре. Вижу, что она смущается, пытается найти слова.

– Понимаю, – тихо произношу я, – я собрала твои вещи.

– Миша, – закрывая за собой двери, подходит ко мне. Не могу смотреть в её глаза, на этот синяк, и видеть слёзы Райли.

– Не надо, я, правда, всё понимаю…

– Нет, не понимаешь, дорогая. Я знаю, что он любит меня, а я люблю его. И я прощу его за всё, даже уверена в том, что это больше не повторится. Я верю ему, как и он мне, – пытается поймать мой взгляд, и я позволяю ей это сделать.

– Хорошо. Раз ты счастлива, то я буду счастлива за тебя, – обманываю, пока внутри меня сумятица из боли и зависти.

– Послушай, у тебя всё будет хорошо. И я рядом…

– Иди, Сара, иди, – перебивая её, разворачиваюсь и начинаю собирать постель. Не знаю, зачем я это делаю, только чтобы занять себя и выплеснуть куда-то эмоции, что сейчас бушуют внутри.

– Миша, такие мужчины, как они, могут позволить себе любить только раз. Они впускают в своё сердце одного человека, и если оно закроется, то больше никогда такие мужчины не узнают, какова любовь на самом деле. Здесь требуется терпение, сила и любовь, что им необходима. Их надо учить этому, они зажаты внутри. Они знают много, и в то же время не представляют, как жить с чувствами, которые для нас привычны. Николас любит тебя, поверь, я это знаю. Но он нуждается в помощи, дай ему немного привыкнуть быть другим. На это необходимо время…

– Нет, ты ошибаешься. Райли вот показывает тебе, насколько ты нужна ему, – обрываю её, продолжая своё занятие. – А Николасу я никто. И я не знаю, люблю ли его до сих пор. Не знаю, нужно ли мне всё это.

– Миша, посмотри на меня, – требует она. Замирая, мотаю головой. – Посмотри, три года. Эти три года я учила Райли быть со мной, учила любить меня так, как мне бы хотелось, слушая и его. Ты любишь его, просто боишься, снова испытать боль. Её будет много, дорогая моя, потому что Николас другой. Его история намного мрачнее и глубже, чем у Райли. Он тяжёлый случай, но и он умеет любить. Каждый из нас любит по-разному, и надо уметь подстроиться друг под друга. Дай и ему шанс, позволь ему привыкать так, как он готов первое время, а затем направляй.

Подходит ко мне, вырывая из моих рук одеяло, заставляет посмотреть на неё, а я слёз сдержать не могу. Они сами льются из глаз. Непроизвольно.

– Не дай его сердцу закрыться и не узнать, каким мужчиной он может стать рядом с тобой. Как он умеет бороться за свою любимую. Дай ему и себе эту возможность увидеть, что любовь намного глубже, чем ты себе представляла. А пока ты лишь требуешь. Не требуй, а смотри, что он будет делать. Позволь ему это, позволь и себе эту слабость. В этом нет ничего плохого. Это ваша жизнь. Ваша история. И её надо писать, делать ошибки и продолжать работать. Подумай, но не изводи себя. Он любит, заверяю тебя, что любит. Ведь я знаю больше, как он сам изводится, как не спит в той спальне, где вы были вместе. Как отвергает всё, что было связано с тобой, и в то же время тянется к тебе, потому что иначе не может. А твои мысли сейчас запутанны, дай им время немного остыть, прийти в нормальное состояние. Хорошо? – Смотрит на меня с надеждой.

– Ладно, я постараюсь, но…

– Не уверяй меня, детка. Можешь говорить всё, что ты хочешь другим. Но я знаю, как сильна твоя любовь к нему. И чем больше преград, которые вы преодолеете, тем она будет ещё крепче, – обнимает меня, целуя в щёку.

– И ещё одно, пока сохрани в тайне, что мы с Райли так долго вместе. Они ещё не разобрались друг с другом. Сейчас Райли и Николас злы друг на друга, потому что хотят одно и то же, а не выходит у них. Всегда мы будем винить близких людей, и я не хочу, чтобы это мешало вам и нам, – просит она.

– Конечно, – киваю я. – Иди, Райли ждёт тебя. Надеюсь, когда твой синяк сойдёт, мы сходим куда-нибудь.

– Миша, я не умираю и не переезжаю в другой город. Как только Райли восстановит мне карту, так сразу же напишу тебе сообщение. Я буду любить тебя, независимо от моей привязанности к Райли. Ты для меня всё, и я хочу видеть тебя счастливой. До встречи, – подхватывает сумку и выходит из спальни.

Слышу, как закрывается входная дверь, и наступает тишина, а с ней пустота. Усталость и нежелание куда-то идти. Но лучше быть занятой, чем снова впадать в депрессию и думать о том, кто так и не появился.

Вздохнув, иду обратно в коридор и, подбирая рюкзак, вешаю его на плечо.

Порой всё случается слишком быстро, чтобы ты могла разобраться в случившемся, проанализировать. Ты просто принимаешь это, не задавая вопросов, не требуя объяснений. Так отчего отношения в дружбе и между мужчиной и женщиной настолько отличаются? Если ты позволяешь себе забыть о лжи своей подруги, а вот от мужчины воспринимаешь всё в разы болезненнее. Это лицемерие или же, есть что-то ещё, о чём я не знаю и не понимаю пока?

Присутствуя на занятиях, медленно вспоминаю его слова о лунатизме, о том, что он делает в этот период. И ведь это страшно, действительно страшно. Как он справляется с этим? И причина этого я или же, его отец? Почему именно я и он появляемся в его снах? Почему у него такие проблемы? Неужели, он никогда не сможет быть нормальным мужчиной, забыть об этом и жить дальше? И каждый раз, когда я буду расслабляться и чувствовать себя немного счастливей, снова его прошлое будет давать о себе знать, и приведёт нас в очередной тупик? Столько вопросов и ни одного ответа. А я хочу понимать это, хочу хотя бы чуть-чуть быть ближе к нему. Да, хочу до сих пор. Но пока не знаю, люблю ли его. Как понять? Как понять его сердце, и что вся принадлежу ему? Как?

Звенит звонок, я только вздыхаю, так и не сумев сконцентрироваться на предмете, как и разобраться в себе. Пустая трата времени. Выхожу из аудитории, занятия закончились и надо бы найти Амалию, чтобы узнать, как она. Встречаю девушку в холле, разговаривающую с кем-то по телефону. Точнее, зло шипящую. Подхожу к ней, как только замечает меня, сразу же обрывает звонок.

– Привет, – с улыбкой говорю я.

– Привет. Мне надо идти, – быстро отвечает, пряча телефон в сумку.

– Амалия, – останавливаю её, хватая за локоть. – Что у тебя происходит?

– Да ничего. Джексон задолбал уже, надоел. И, вообще, не твоё дело, – огрызается, вырывая свою руку, и быстро теряется в толпе студентов.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *