50 и одно дыхание глубже


Ни одного звонка. Ни одного сообщения. Ничего от него. Ушёл. Просила сама об этом. Раскаиваюсь? И да. И нет. Я тоже цеплялась за ту боль, что он причинил мне, чтобы иметь возможность ответить ему. Глупо. До конца понять прощение можно только со временем. И моё пришло. Это так же незаметно, как и мои шаги в пучину его мира. Просто оставило меня и забрало с собой часть любви. Я больше не чувствую этого к нему. Не чувствую ничего, кроме, пустоты внутри. Люблю ли я его? Не могу ответить на этот вопрос. Этого нового Николаса. Моя любовь ушла вместе с болью в ту ночь. Дышать всё так же сложно, но анализ чувств помог понять, отчего так свободно смогла сказать ему эти слова. Николас действительно превратился в незнакомца, к которому я питаю лишь отголосок любви. Но он слишком слаб, чтобы задержаться во мне подольше.

– Привет. Где Сара? – Нахожу Амалию среди стеллажей после окончания пар и, останавливаясь, смотрю на девушку, гипнотизирующую пространство впереди себя.

– Привет. Понятия не имею. С субботы я её не видела. Телефон отключён, дома её нет. А ты где была? – Поворачивается ко мне.

– С ним. А теперь без него. Не хочу говорить об этом. Ладно, съезжу к ней, а потом на работу. Марк сказал, что мы в среду идём на ужин, – отталкиваясь от стеллажей, поправляю пиджак и сумку.

– Ага. Семейный ужин без посторонних, – теряя ко мне всякий интерес, продолжает смотреть впереди себя.

– С тобой всё хорошо? – Спрашиваю я.

– Ага. Нормально, – кивает.

Как хорошая подруга должна расспросить, но разворачиваюсь и выхожу из библиотеки. Сейчас в моей голове совсем иные мысли. Сумбур.

Сара не появилась сегодня на занятиях, телефон, правда, отключён. И это пугает. Такого за ней я не наблюдала. Воспоминания о её новом парне сеют страх за подругу. Вдруг попала куда-то? Влипла в историю и может быть… нет, в таком ключе даже думать не буду.

Паркуюсь рядом с её домом и бреду к её квартире. Нажимаю на звонок, но никто не открывает. Снова жму и никакого ответа.

– Сара, детка, это я, – произношу, прислушиваясь, но ни черта не расслышать. Неожиданно ключ поворачивается и дверь распахивается, что я чуть ли не падаю в квартиру.

– Миша… ты пришла… – всхлипы подруги. Поднимаю голову, и по телу проносится ледяная волна.

– Кто это сделал? – С ужасом осматриваю её скулу, покрытую огромным синяком.

Бросаю сумку и, захлопывая дверь, подхожу к Саре. Вижу, насколько страх блестит в глубине её глаз, с полопавшимися капиллярами. Да я сама не могу ничего произнести, только смотрю на неё, а она на меня. Губы дрожат, как и руки. Да её трясёт. Молча, обнимаю подругу и слышу горькие рыдания. Цепляется за меня, как утопающая, и мне так больно за неё. Стыдно за эгоизм, ведь видела только себя и свои проблемы. А сейчас… пришло время стать настоящей подругой, в которой нуждается близкий мне человек.

Обхватываю её за талию и помогаю дойти до спальни. Она всё плачет, теперь закрывая лицо руками. Вылетаю из комнаты и быстро наливаю в бокал воды. Возвращаюсь и опускаюсь перед ней на колени.

– Детка, выпей, – вкладываю в её руки бокал и заставляю пить. По глотку, вытираю её слезы, и меня передёргивает от ужасного синяка на её лице. Даю ей время успокоиться, немного хотя бы, чтобы спрашивать дальше. Убью того, кто это сделал. Пряча от меня взгляд, ставит на тумбочку бокал.

– Сара, кто это? – Тихо интересуюсь. Осторожно. Поджимает губы, кусает их.

– Я… не могу…

– Не бойся, всё хорошо. Расскажи, кто это был? Твой парень, про которого ты в клубе говорила? Это часто бывает? – Беру её за руки, несильно сжимая пальцами.

– Я…я не знаю… не знаю… как так вышло. Я убежала… была в мотеле, выбросила телефон… боялась… не его… может быть, его… это так больно, – разрывает свою речь всхлипами.

– Ещё бы, – хмыкаю я, – тебе не было бы больно. Такой синяк…

– Нет, Миша, внутри больно. Намного больнее, чем тут. Столько времени… это был первый раз, – смотрит на меня своими красными глазами, заплаканными и опухшими.

– Понимаю, детка. Кто это был? Почему…

– Мы ругались… так, я в жизни ни с кем не ругалась. У нас такого не было. Никогда. Кричала на него, а он на меня. Тебя защищала… а он… он толкнул меня и запер. Я сильно запаниковала, била… – выворачивает руки из моих, показывая синяки на запястьях, – а потом просто сидела и плакала. Такая злость во мне была… я готова была убить его…

– Тише, всё хорошо, – шепчу я, придвигаясь ближе к ней.

– Он вернулся. Я не знаю, как это со мной случилось. Но я кричала… кричала и била его, швырялась всем, даже за нож схватилась… я…я обезумела… он ударил по руке. И последнее, что я запомнила, как пожелала смерти… ударил.

С ужасом смотрю на подругу, поглаживая её, хотя это больше для меня, потому что саму трясёт. Сильно. Безвозвратно.

– Кто это был, Сара? Мы пойдём сейчас же в полицию и снимем побои…

– Нет! – Взвизгивая, она подскакивает с постели.

– Как нет? Ты посмотри, что он сделал с тобой! – Встаю, не понимая, как такое можно простить. Одно дело – забавы и сессии, а другое – по лицу. Это низко. Подло. Не по-мужски.

– Нет… Миша, нет, я ничего не буду писать. Не буду, – мотая головой, поворачивается ко мне.

– Почему?! Кто это был? Кто этот ублюдок? – Цежу я.

– Я не могу сказать…

– Говори! – Уже кричу, сжимая кулаки.

– Ты возненавидишь меня…

– Говори!

– Нет…

– Говори, мать твою!

– Райли! – Выкрикивает она. Замираю с открытым ртом.

– Что?

– Это Райли. Райли Вуд. Мы с ним встречаемся уже больше трёх лет. И тогда… в ту ночь, когда тебя заперли, меня не было там. Я была с ним, и наркотики я не продавала, я была с ним… всегда была с ним, – навзрыд плачет, падая на колени.

Так и стою, шокированная, этим заявлением. В голове пока слова не укладываются, бегаю глазами по подруге, разрывающей тишину своим громким плачем. Не могу поверить.

– Прости, что не сказала раньше. Мы встретились, когда мне было шестнадцать. И начали встречаться, сначала только секс, а потом… потом всё стало серьёзнее. Я не могла сказать тебе, когда ты постоянно твердила, что мужчины – зло. С ними нельзя строить ничего. Я боялась потерять тебя из-за этих отношений, – подползает ко мне, а я смотрю на мучения подруги. Закрываю на секунду глаза, собираясь с силами хоть что-то произнести.

– Ты должна была мне сказать. Сара, – опускаюсь к ней на колени, – это твоя жизнь… хотя, возможно, не отрицаю, что в то время я могла бы не принять это. Но сейчас я не собираюсь осуждать тебя за твои отношения. Почему? Почему он позволил себе это?

– Из-за Николаса, – тихо отвечает она, отводя взгляд. – В тот день он его вызвал в офис, а я осталась у него. После клуба отправилась к нему, как обычно, и осталась. Ждала его, а он приехал больным. Бешеным. Незнакомым мне. Таким я его не видела, что-то говорил о пистолете, о Николасе, о тебе. И достал то видео…

– Так, ты знала, кто такой Николас с самого начала? – Медленно спрашиваю я. Кивает.

– Знала всё про его состояние? – Кивает.

– Знала и про видео… и…

– Да, я всё знала, Миша. Буквально всё. Мы пытались помочь вам, когда вы встретились. Когда он появился на этом приёме, я всё поняла. Он пришёл туда к тебе. Он делился с Райли, но отрицал свою заинтересованность. Потом дом Люка, я видела вас, и это было так красиво. Вы смотрелись до боли красиво вместе. Мы подумали, что это будет неплохо, если вы оба будете заняты собой. А мы сможем, наконец-то, без груза вины быть вместе. Это был подарок судьбы, и мы всячески влезали к вам, чтобы подтолкнуть, помочь… То свидание, мы с Николасом встретились в супермаркете. Я знала, что он приедет. Райли ему посоветовал узнать у меня всё о тебе, как у твоей подруги. И посмотреть на меня, вдруг я подойду Райли в качестве сабмиссива. Он не знал, что я его сабмиссив и его девушка уже три года. Мы просто хотели любить друг друга без проблем. Мы хотели быть свободными ото лжи… всего лишь любить. Я не ожидала, что в ресторан придёшь и ты, и Люк. Это Роберт подсказал, он знал, что Николас встретится там со мной. И тебе необходима была встряска. Не могла я больше смотреть, как ты живёшь. Подумала, что Николас тот самый… я так надеялась. Я до сих пор себя ненавижу за те слова, что сказала. Но тогда и я была зла, прости, что ничего не вышло. Я так устала от этой лжи, мне хотелось поделиться, а я облила тебя новой порцией обмана. Мне думалось, что если меня не будет, то ты сможешь решить в пользу Николаса. И ты же решила… Райли он тоже хотел счастья для своего друга. Да он ему, как брат. Он любит его больше, чем меня. Ведь тогда бы мы не кричали друг на друга…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *