50 и одно дыхание глубже


– Кем ты стала, Мишель? Кто ты? – С отвращением кривится, оглядывая меня. Обидно. Чертовски обидно. Срывает всё показное спокойствие, которое ещё держало меня в узде. Но алкоголь делает своё дело, как и злость на саму себя. На то, что поддалась желаниям.

– Я та, кого сотворил ты, Николас! Не нравится? Уж, прости, сам виноват. Пожинай плоды своих творений. А кто ты? – Кричу я. – Ты трус. Спрятался здесь в своих четырёх стенах и сидишь, как суслик. Боишься показать своё истинное лицо. Боишься даже семье признаться, кто ты такой. Боишься всего в этой жизни. Ты жалок, Николас Холд. Раньше я думала, что ты сильный, такой весь из себя уверенный. А сейчас? Сам посмотри на себя. Кто ты такой? Понравилось, когда тобой пользуются и всё выходит не так, как ты себе нафантазировал? Понравилось, что ты вещь, которая ничего не значит? Понравилось быть мной? Той, кем я была для тебя всё то время? За этим всем прячется маленький мальчик, который даже сам себя простить не может за то, что убил собственного отца, только бы спастись! Прежде чем судить, загляни в себя. Урод внутри, так и не выросший младенец, который играет в жизнь, а не живёт. Ты противен.

Задыхаюсь от собственной речи. И даже не трогает то, как краска сбегает с его лица. А глаза становятся безумными и полными боли. Нагибаюсь, подхватывая свои босоножки.

– Чего ты добился в этой жизни, кроме бумажек, Николас? Ни черта ты не добился. Ты и есть боль. Ты прячешься за ней, тебе так проще. Так где твоя доминантная сущность? Нет её. Всё это миф. Ты смотришь, как девушки наслаждаются твоей извращённой физической болью. Кого ты наказываешь? Себя или их. Кого ты наказывал тогда? Меня? Но я не чувствую ни капли вины за то, что защищала сестру. А твоя сестра – гадюка, которая шипит и плюётся ядом. И ты недалеко ушёл, Николас. Трус! Законченный ублюдок, который подохнет один в этом всём богатстве! Ты ни черта не знаешь, что такое любовь! Ты ничего о ней не знаешь и не узнаешь. И хочешь честно? Я рада, что всё закончилось. Ты недостоин меня. Ни капли. Сейчас я ощущаю себя грязной, пропитанной тобой. Я отмоюсь. А вот отмоешься ли ты от самого себя? Нет. Так и будешь жить. Только не жизнь это, а жалкое существование.

Надеваю босоножки, подпрыгивая на одной ноге, с яростью глотая воздух. А он стоит и даже не двигается. Разворачиваюсь, чтобы уйти.

– Твой отец перевернулся в гробу, если бы узнал, какую дочь вырастил, – слова, сказанные с пренебрежением и унижающие меня, проникают точной стрелой в моё сердце, вызывая непоправимую боль.

– Но он это сделал, Николас. Какой бы я ни была, он вырастил меня, – цежу я, оборачиваясь к нему. – А твой счастлив, что ты стал им. Он рад, что его сын, над которым он издевался, превратился в ублюдка, продолжающим его дело. Он счастлив, что его сын, убивший его, теперь живёт как низменное животное, питаясь падалью. Ты ненавидишь его? Ложь. Ты влюблён в этот стиль жизни, которому он поклонялся. И закончишь ты так же, как и он.

Сказав, последние слова, иду быстрым шагом к лифту, собираю свои вещи и нажимаю на кнопку. Меня трясёт. Чёрт, не могу совладать с собой. Одна злость и обида. Боль. Разочарование.

– Никогда больше не появляйся в моей жизни. Иначе я расскажу всем, кто ты такой и каково твоё прошлое, ублюдок. И получу за это миллионы. Разорву твою жизнь так, как ты это сделал с моей. Я желаю, чтобы твоё сердце взорвалось на миллион кровяных осколков. Потому что моё это делает с того момента, как встретила тебя, и по сей день, – громко произношу я, когда дверцы лифта распахиваются.

Не оборачиваясь, вхожу в лифт и нажимаю на кнопку. Закрывается моё прошлое. Моё настоящее. Моё будущее. И ничего нет внутри. Пустота и боль. Не соображаю ничего, когда выхожу из лифта, надевая пиджак. Иду на автомате, как запрограммированная. В голове прокручиваются слова, что сказала. Крутятся и крутятся в голове, пока еду в такси. Крутятся, когда захожу домой. Крутятся, когда скатываюсь по двери.

Закрываю рот рукой, только сейчас осознавая, что это были за слова. Только сейчас приходит понимание, какой яд выпустила я. Не думала. Не мыслила. Говорила.

– О, господи, – шепчу я, а меня накрывает волной раскаяния за это. Тошнота подкатывает к горлу. Подскакиваю на ноги и несусь в ванную, наклоняясь над унитазом. Отвращение к себе такое высокое, что не могу остановиться. Меня рвёт и рвёт. Желудок болит. Горло дерёт. А больше всего сердце. Оно и, правда, раскололось. Миллион ошмётков сейчас во мне. Конец. Пришёл конец моей истории любви, в котором теперь виновата лишь я.

Пятнадцатый вдох

Будильник звонит в восемь утра, а я так и смотрю в окно. Не хочу больше двигаться. Кажется, что разбилось что-то внутри меня. Разбилось окончательно. Вдребезги. И не вернуть это. Я могла бы найти себе уйму оправданий. Могла бы радоваться, что выплеснула из себя ту боль, что была во мне. Но теперь она другая. Новая. Незнакомая. Вязкая. Тянет вниз. Без слёз. Без рыданий. Без стонов. Тихая. Безмолвная. Внутри.

Имела ли я право говорить то, что бросила в его лицо этой ночью? Нет. Как бы обидно ни было за упоминание моего отца, я не имела никакого права наступать на его самые опасные раны. Я знала, куда бить. Знала, потому что имела эти тузы в своём арсенале. Любила. Потому что была в курсе, и мне хотелось насладиться тем, что говорю. Не понимаю, откуда берётся эта сучья натура – делать больно. Это не я. Настоящая я другая. Не пользуюсь я слабостями, не упоминаю их. А вчера… этой ночью могла бы объяснить ему всё нормально. Своё состояние. Свою панику от секса с ним. Но поступила иначе, указала на то, что он теперь вещь. Но это ложь. Могла бы списать на алкоголь, но не хочу. Могла бы списать ещё на тысячу причин, но их нет. Я не мщу ему за ту боль, что он нанёс мне. Не мщу за раны, что хранят тонкие и уже незаметные полосы на моём теле. За что я так жестока была с ним? Не знаю. Правда, не знаю, как это вышло. Не могла остановиться, этого не объяснить. Открывается что-то внутри и весь яд, что был, выплёскивается на самого родного, кто у меня был. А я ведь люблю… лгунья. Разве можно любить и причинять такую боль? Я не знаю, насколько больно ему было. Но думаю, что неприятно точно. И он прав, отец бы не одобрил такого.

Кто же такая теперь Мишель Пейн? Сука, которая изводит всех вокруг и саму себя? Пользуется всеми и ничего не ценит? Почему так тихо внутри? Почему так молчаливо? Почему не болит сердце больше?

Не знаю, что мне делать дальше. Приехав в университет, вхожу в аудиторию, где сдают тесты все прогульщики. А в голове нет ничего. Смотрю на листы и даже не думаю, что получу за пустые ответы. Ставлю галочки, пытаясь вспомнить. Но только головная боль, тошнота, дерьмо во рту и в сердце. Я стала дерьмом. И как-то всё равно, когда сдаю работу и бреду в другой кабинет, чтобы сделать то же самое. Пустым взглядом смотреть на листы и писать какую-то чушь, которая вряд ли зачтётся. А хочется писать другое. Господи, как стыдно. Наверное, это никогда не закончится, если я не перееду. В другой город. Страну. Сбегу. Трусиха. Я тоже трусиха, боюсь всего, а теперь той любви, которой уже нет. Хочется крикнуть: «верни мне любовь». Верни моё сердце. Верни радость. Вернись. Хочется каяться бесконечно долго. Но всё в тишину. Не смогу себе позволить произнести это.

Бреду к машине, и так давит на плечи чувство вины, что хочется упасть и заснуть. Навечно. Не помнить ничего. А необходимо работать практически целый день. Съёмка за съёмкой. И мне плевать, кого я снимаю. Девушки, парни, семейные пары с детьми. Они такие счастливые. Смотрю в объектив на малыша в руках у женщины, на то, как её муж обнимает их. Когда-то и я мечтала об этом. Мечтала, что Николас станет первым и последним мужчиной в моей жизни. Что моей любви хватит, чтобы заставить его сердце стучать в тон моему. Что будут у нас дети, и даже кольца не надо. Тихое счастье. Хотела именно его. Всё потеряла в этой жизни. Остались друзья, которые занимаются своими делами, радостно рассказывая мне об этом в обеденный перерыв. И не смею им сказать, что было этой ночью. Не смею признаться. Стыдно. Отключаю телефон, больше не желая слышать радость. Пусть умру внутри, но буду идти дальше с этой болью. Только вот сейчас это лишь слова, а сердце тихо.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *