50 и один шаг назад


– Блять! Блять! Миллион раз блять, Миша! Ты с ним! Ты молчала! А ты с ним! Вот это полная задница, Миша! Это прекрасная задница! – Продолжает Сара, и я поднимаю голову.

– Да, с ним. Только молчите, пожалуйста, молчите. Никому, – прошу я.

– Офигеть… я в шоке, как бы сейчас. И твой отец ненавидит Холда? Только за что? – Спрашивает Сара, а я выпрямляюсь и развожу руками.

– Не знаю, правда, не знаю. Даже если взять во внимание все его объяснения, то я всё равно не понимаю. Мне надо идти, девочки. Мне надо поговорить с Ником, чтобы он подсказал мне, что делать дальше. Он хочет открыться, а этого ведь нельзя делать. Нельзя. Отец зол именно на него, и теперь может быть всё ещё намного хуже, – я вскакиваю с места, подхватывая рюкзак.

– Открыться? А ты говорила, ничего у вас не происходит. Да тут драма на драме. И включи уже свой грёбаный телефон, я хочу быть в курсе, ведь так круто тут у вас, – смеётся Амалия, а я закатываю глаза.

– Молчите, – бросаю я через плечо, вылетая из столовой.

Даже подумать не могла, что чем ближе каждый час, тем глубже мы будем путаться в паутине нашей семьи. И мне жаль отца, да я понимаю, что не должна жалеть его, но он как-никак мой отец, и он встретил свой страх лицом к лицу. Его исключили из клубов, из этой жизни, к которой он постоянно стремился. А теперь он… мы лишились всего. И не знаю, куда мне ехать сначала: к Нику или же домой, чтобы понять, насколько всё катастрофично.

Выбегаю на улицу, а оттуда за ворота, натягивая на ходу куртку, как меня окликает Майкл, и я бегу в его сторону.

– К Нику, срочно, – говорю, запрыгивая на заднее сиденье.

Мужчина обходит быстрым шагом машину и садится за руль, заводя мотор.

– Мисс Пейн, что случилось? – Спрашивает меня он, но я мотаю головой, указывая, чтобы ехал.

Почему Шайо так открыто высказался, ведь они предпочитают бить исподтишка? Что заставило его такое сказать отцу? И где отец сейчас? Что снова задумал?

Миллион вариантов последствий вчерашнего дня проносится в голове, пока мы едем по дорогам. Мне хочется плакать, истерично стонать и не знаю, что ещё. Но внутри всё колотится от переживаний, и я стучу ногтями по кожаной обивке дверцы. Мне страшно, что из-за меня пострадает Ник, ведь если мой отец потерял уважение общества, то он, вообще, может теперь полностью не контролировать себя. За что такая ненависть к Нику? Почему? Почему он оскорбляет его и пытается облить грязью? Возможно, Роберт сказал не только то, что его просил Райли, а больше. Может быть, зря они ему так доверяют, и он играет больше на своей стороне, нежели на стороне владельцев компании. Не знаю, ничего не понимаю и мне необходима помощь Ника, чтобы разобраться в этом. И я её сейчас получу.

Двадцать первый шаг

Замечаю, как машина уже подъезжает к центральному входу и едва успевает припарковаться, как я, вылетая из неё, несусь по коридору и нажимаю на кнопку лифта, который тут же распахивается. От нервного напряжения вбиваю неправильно код, как и во второй раз. Глубоко вздохнув, уже медленнее нажимаю на цифры, загорается зелёный огонёк, и дверцы закрываются.

Прислоняюсь к зеркальной стене лифта, смотря на обезумевшую девушку. Кто она? Что дальше её ждёт? Я не могу даже помочь ей преодолеть свой страх за любимого человека, и только смотрю на неё бесцветным взглядом, пока она не исчезает, а передо мной не появляется квартира Ника.

Вхожу внутрь, ожидая, что сейчас выйдет Лесли, но никого нет. Я поворачиваю в сторону спальни и иду к кабинету Ника. Уже в спальне слышу его спокойный голос, и могу немного успокоить страхи внутри. Тихо подхожу к двери, чтобы шире приоткрыть её, как слышу смех Ника, и замираю. Знаю, что снова подслушиваю, но тема его разговора леденит мою душу.

– Да, я знаю. Но это то, что он должен понести за свою жестокость. Я обещал ей не применять физической силы, и я это сделал. Но не обещал иного, – продолжает довольно смеяться он.

Понимаю, что он говорит по телефону с кем-то, и приближаюсь к двери, чтобы услышать чётче его голос.

– Нет, пока оставь, Райли. Если не поймёт, то буду действовать иначе, – отвечает он, как оказывается, другу.

Сжимаю от злости губы и резко распахиваю дверь. Ник замечает меня тут же, и бросает в трубку:

– Мне надо идти, до связи.

Ник откладывает телефон и встаёт с кресла, снимая очки и улыбаясь мне.

– А теперь объясни мне, чёрт бы тебя побрал, Холд. Какого хрена ты творишь? – Повышая голос, полностью вхожу в кабинет.

– Почему ты здесь? – Игнорируя мой вопрос, спрашивает Ник.

– Потому что как идиотка бежала сюда, чтобы предупредить тебя, что мой отец может навредить тебе. А, оказывается, как я догадываюсь, это ты навредил ему! Почему, Ник? Зачем? – Кричу, жестикулируя руками и полностью выплёскивая из себя адреналин.

Лицо Ника меняется: исчезает тёплая улыбка, и оно ожесточается. Он поднимает подбородок и обходит стол, останавливаясь в нескольких шагах от меня. А меня трясёт от новых подробностей. Когда я думала, что это я создаю проблемы, оказалось, что это он сам их создаёт. И это меня сейчас очень сильно злит. Больше не понимаю, зачем я тут, зачем пытаюсь хоть немного изменить его. Зачем он держит меня так близко?

– Ты считаешь, что это должно пройти для него безнаказанно? – Язвительно интересуется Ник.

– Нет, но не так… не так. Ты разрушил его, понимаешь? А если его, то и меня! Он мой отец, Ник. Мой отец, а ты его утопил, – ощущая, как глаза покалывает, а горло сводит. Замолкаю, больше не в силах смотреть на этого человека и болезненно любить его.

– Ты говорила, что тебя не интересует общество, что ты проживёшь без него. А сейчас обвиняешь меня в том, что я лишил тебя этого?

– Дело не в этом, Ник! Мне плевать на него, но не плевать на то, что ты делаешь, как ты делаешь, и как это скажется на мне. Ты подумал об этом? Что мне делать, Ник? Что мне сейчас делать и как воспринимать это? – Сжимая голову руками, опускаюсь на диванчик, потому что ноги дрожат от напряжения, от мыслей и советчиков внутри.

– Мишель, другого выхода не было. Разве было бы лучше, если бы я ему подправил лицо? Тогда бы он подал на меня заявление. То, что он сделал, должно оставить в его жизни такой же след, как и в твоей. Ты никогда не забудешь того, что случилось. А он теперь никогда не забудет своего унижения. Он применил к тебе силу, потому что ты слабее его. А он слабее меня. В мире всегда будет кто-то сильнее, и я защищал тебя! – Повышает он голос, а я поднимаю голову. По щеке скатывается слеза, смотрю на Ника, разрывая душу в миллион осколков, разрывая все связи с реальностью и находясь в полном подчинении судьбы. Не знаю, как мне принять это. Сейчас не знаю, потому что для меня всё это слишком.

– Мишель, послушай. Я думал о тебе, выбирал, как наказать его за то, что он сделал. Меня некому было защищать, когда я терпел подобное. А такие люди не останавливаются, если раз попробуют свою силу. Поверь мне, это наркотическая зависимость. Адреналин с этим ни с чем не сравним, поэтому хочу обезопасить тебя, понимаешь? – Ник делает шаг ко мне.

– Господи, – шепчу я. – Что мне делать?

– Остаться со мной. Не волнуйся, если твой отец мужчина, то он выпутается из этого. Такого рода сцены случаются часто, поэтому это скоро забудут. И я не волновался за тебя, когда подсылал людей к вашему обществу, чтобы они приняли такое решение, – Ник делает ещё один шаг ко мне и садится рядом со мной.

– Не волновался? – Шокировано переспрашиваю я его, и он качает отрицательно головой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *