50 и один шаг назад


Голова тут же взрывается от воспоминаний… я вижу их на экране. Я такая испуганная и маленькая в алых зеркалах, а он хищник, истерзавший меня полностью. Крутится вокруг меня, заставляет полюбить его сильнее, глубже проникнуться этим миром. Его миром и умереть сейчас, смотря на это всё на экране. Он снимал всё, что там происходило. Снял и бросил это в меня, чтобы растоптать окончательно.

Больно. Так сильно. Глубоко. Неотрывно следуют картинки из воспоминаний и перебиваются настоящим. Моё наслаждение. Мои стоны и мольбы. Его слова. Извращённая грубость, казавшаяся прекрасной. Секс. Грязно.

Пока я желала любви и радости в его душе, планируя новый день, Ник решил отмстить мне самым подлым и извращённым способом. Передать отцу подтверждение моего падения вместе с ним, убить его этим и пожинать плоды своих действий. Жестоко.

Закрываю лицо руками, а в комнате звучат интимные звуки любострастия, творящиеся на экране.

Выходит, что все его слова, всё было ложью. Он никогда бы не полюбил меня, никогда бы не принял. А я глупая… такая глупая крошка, взлетевшая к нему, а оказалось, что спустившаяся в ад за ним и оставшаяся там навечно.

Душа горит внутри от боли, а сердце стонет вместе со мной, хочется кричать, выплеснуть куда-то то, что творится внутри меня. Никогда в жизни меня так остро не предавали. Никогда в жизни я не любила никого так сильно, как его. Никогда в жизни я бы не смирилась со всем, что приняла вместе с ним. Никогда! А он ответил мне точным попаданием в сердце за то, чего я даже не делала.

Я не замечаю, что кричу и плачу одновременно, схожу с ума в этом аду, полыхающем внутри меня. Я отдала ему всё, что имела. А он? Но самое отвратительное, что любовь… грёбаная моя любовь никуда не делась! Она умоляет меня пойти и рассказать ему, что это не я. Но кто поверит? И он даже не хочет этого делать, раз поступил так со мной. Как он мог? Как он мог так изрезать меня изнутри?

Всхлипывая, я ложусь на постель, продолжая изливать из себя отчаяние своей судьбы. Это нечестно, всё это гадко и невероятно противно. Но разве у меня есть выбор? Никакого! Я дала ему в руки всё сама, отдала и подарила всё, что может убить меня. И он незамедлительно воспользовался этим, даже не задумываясь обо мне. А я? Я ведь люблю! Мать вашу, как я люблю это чудовище! И ненавижу за то, что он это сделал! Не знаю, как могут в сердце жить эти два чувства, но они и не могут, вытесняя друг друга, заполоняя моё сознание желанием уйти. Забыть. Оставить этого человека в прошлом и никогда больше не видеть, не знать, не любить. Горячи мои ожоги на сердце, такие раны. А я дышать больше не хочу. Всё стало слишком ужасно, и я не заслужила этого. Моя вина была лишь в том, что полюбила его, поверила и оказалась в логове с волками, кусающими только меня. Все против меня, даже семья. И ничего у меня не осталось, кроме собственного достоинства, и то поднятого из руин моей мечты.

– Миша… хм… там этот, адвокат пришёл. Ждёт внизу тебя, но я… давай я скажу ему об этом. Я признаюсь и…

– Нет, – слышу свой бесцветный голос и моргаю, оказываясь в сумраке, сгустившемся как снаружи, так и внутри меня.

– Но…

– Ты уже достаточно мне помогла. Единственный способ избавиться от этой боли внутри – согласиться. Я должна это сделать, и я сделаю. Я выживу. Я смогу, – скорее для себя, чем для неё говорю я, поднимаясь на шатающиеся ноги, и иду, задевая плечом сестру, но я в тумане. Теперь я не боюсь, я лишь хочу спокойствия, и унять это тяжёлое чувство предательства внутри. Изгадить его, искоренить из сердца, вырвать его из воспоминаний.

Спускаюсь по лестнице, заходя в гостиную, где ожидает меня адвокат.

– Ваш ответ? – Без предисловий спрашивает он.

– Согласна, я не успела подписать, отдыхала. Но да, к чему уже разыгрывать спектакль. Это я, и я готова понести наказание, – слова даются легко, ведь ничего больше не осталось внутри, кроме пустоты, и желания закончить эту историю. Мотылёк, коим я являлась на самом деле, сгорает в огне, на который полетел с открытым сердцем, желанием любить и дарить это чувство. Всё сожжено. Дотла. До пепла.

– Хорошо, – кивает он, усмехаясь моим словам, и его лицо явно говорит мне о том, что в голове он наделил меня самыми красочными эпитетами. Но мне всё равно, меня больше ничего не волнует. Закончить. Должна закончить и тогда смогу дышать.

Расписываюсь в документе, передавая его мужчине. Он ставит пакет на стол, указывая на него рукой.

– В случае вашего согласия, мистер Холд просил вам это передать. Распущенные волосы, никакого макияжа, одежда только та, что в пакете. В десять часов вас будет ожидать машина внизу. Прощайте, мисс Пейн, – монотонно перечисляет он и берёт документы, разворачиваясь и проходя мимо меня.

Всегда думаешь, что плохое ты заслужила за счастье, пережитое когда-то. Но увы, это не так. Плохое случается вне зависимости от твоих чувств. Оно просто случается, подпитываясь помощниками извне. Плохое откладывается в воспоминаниях и перебьёт любое радостное мгновение, и это будет постоянно. Прощение странная вещь. Ты можешь разглагольствовать о нём, говорить правильно и убеждать в своей правоте. А вот сама ты не умеешь прощать. Ты не позволишь себе простить того, кого любила больше своей жизни. Кто оставил на тебе свою печать. Она невидимая, но она значимая. И теперь у тебя остаётся только одна возможность доказать себе… нет, ты уже знаешь, что ему это неинтересно. Ты докажешь себе, что ты чего-то стоишь. Что ты лучше его, что ты умеешь дышать без него. Отчасти это глупо, но разве думаем мы в моменты сильнейшей душевной боли о последствиях? Ни капли. Мы идём, мы упрямо идём в лапы к зверю, чтобы увидеть его и сохранить в памяти эту ночь, как время настоящего обличья.

И нет желания больше доказывать что-то ему. Не заслужил. Не любил. Предал. Открыто предал меня в лицо. А я люблю, но сейчас понимаю, что есть моя сила. Сила моя в противостоянии всему, что уготовано мне судьбой. Я встречусь с ним в последний раз, чтобы понять, кем он был на самом деле. В ком я растворилась, и кто стал моим кошмаром.

Ник. Нет, Николас. Больше моего Ника не существует. Он иллюзия, выдумка моего богатого воображения. Есть только Николас и никак иначе, ведь тот мужчина мог любить меня, мог верить мне и попытаться доказать мою виновность даже перед самим собой. Но больше нет оправданий. В моей руке диск, символизирующий прошлое. И пора его вернуть на место.

Экватор

Голой. Я должна быть абсолютно голой под шёлковым чёрным халатом и в туфлях на высокой шпильке. Только плащ скроет меня в ночи, чтобы встретиться с ним лицом к лицу. Выстоять и бросить в него своим сердцем, которое бьётся ровно и бесцветно в груди. Всего лишь необходимость, чтобы дышать и двигаться. Идти, шаг за шагом спускаться по лестнице, крепко держа в руках то, что стало для меня сладкой смертью.

Боюсь ли? Да. Потому что видела, что он может, когда не контролирует себя. А у меня нет возможности больше… нет силы, чтобы повелевать им.

И я спускаюсь вниз, где меня ожидает незнакомый мужчина и приглашает сесть в автомобиль. Гордо опускаюсь в салон, не видеть им моей слабости больше. Не покажу. Никогда. Достаточно с меня этого мира. Закрою дверь и больше в жизни не позволю постучать ко мне. Никогда. Больно. Никогда не позволю глупости стать моей судьбой. Любовь – глупость, которую я разрешила себе, так честно веря в неё и надеясь на ответ. Ничего нет. Стука сердца не ощущается, как и мыслей. Тишина вокруг. Даже мир молчит, давя на меня кромешной тьмой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *