50 и Один Шаг Ближе


– Ваш кофе, – Лесли возвращается и ставит чашечку рядом со мной.

– Спасибо.

– Мистер Холд, что-нибудь ещё нужно? – Обращается она к Нику.

– Ничего, – фыркает он, и я хочу улыбнуться, что не у меня одной настроение полное говно.

Лесли оставляет нас в этой мрачной тишине. Словно затишье перед бурей, и мне становится жутко. Но я, пересилив себя, не смотрю на Ника и пытаюсь съесть хотя бы половину. Неожиданно меня посещает ещё одна убийственная мысль – если там висит одежда для кого-то или чья-то, то и на мне чья-то. Значит, его бывшая была такой же комплекции, как и я. И, как вариант, он поэтому так добивался меня, чтобы забыть её? Становится гадко от этих рассуждений, и я откладываю вилку и беру в руки чашку, чтобы взбодрить своё уставшее тело и душу. Но Райли упоминал, что он не любил никого, тогда, может быть, он убил? Теперь сожалеет и так пытается воскресить девушку, представляя, что носит это всё она? С каждым посещаемым объяснением, мне становится дурно. Тошнота подкатывает к горлу, и я отставляю от себя чашку. Может, проще у него спросить? Но тогда я буду выглядеть ещё глупее, чем уже есть. Да ещё меня обвинят в том, что я сую нос не в своё дело. Никаких обещаний не было. Решаю оставить всё так, как есть. Впереди этот долбанный врач, и Ник уедет со спокойной душой. А я… чёрт, даже не знаю, как мне пережить этот провал в бездну.

Тридцатый шаг

– Если ты закончила, то мы можем ехать, – холодно говорит Ник и встаёт.

Только повторяю его действия и подхожу к лифту, озираясь в поиске шубы. Вчера я её бросила здесь, и где она теперь?

Ник, словно читая мои мысли, походит к стене и нажимает на скрытую дверцу, бесшумно отодвигая её. Он достаёт большой пакет, а затем свою замысловатую удлинённую накидку, вроде дублёнки натягивает на себя быстрым движением, и с плечиков снимает бежевое пальто. Незнакомое мне пальто.

– Я решил, что тебе будет неудобно, – спокойно поясняет он.

– Спасибо, но предпочту быть в собственной одежде, – фыркаю и подхожу к пакету, чтобы достать свою вещь.

– Мишель, повернись, и я одену на тебя это. На улице ты запаришься в шубе, и она не подходит по цветовой гамме к твоему наряду, – произносит он.

– С каких пор ты стал экспертом в оттенках? – Ядовито спрашивая, поднимаю с вызовом на него голову.

– Повернись, – цедит он. Он зол, снова злится, что его глаза горят и испепеляют меня. Но разве меня испугаешь? Нет, я уже не боюсь его сжатых губ и темноты глаз. Она становится привычной.

Всё же поворачиваюсь, и он грубо надевает на меня пальто. Я передёргиваю плечами и вытаскиваю волосы наверх.

– Заболеть хочешь? – Строго спрашивает он, а я хмурюсь, недопонимая: при чём тут это?

– У тебя волосы влажные, – поясняет он.

– Да, хочу заболеть, – с вызовом отвечаю я.

– Плевать, – шипит он себе под нос, достаёт из шкафа мой клатч и вкладывает мне в руку.

– А что, для куклы сумки не нашлось, чтобы подходила под её наряд? – Язвительно говорю. Да, дура, бешу его, потому что сама киплю от злости и обиды внутри.

– Куклы обычно молчат, – он закрывает шкаф и берёт в руки пакет, подходит к лифту.

Следую за ним, мне хочется ещё что-то ляпнуть, прямо очень хочется, что язык чешется. Но, смотря на него, едва держащегося из последних сил, я всё же прикусываю язык и поджимаю губы. Лифт приезжает, и мы входим в него, продолжая молчать. Готова сбежать от него, а потом вернуть чужую одежду с язвительной запиской. Мы выходим на подземной стоянке, где нас встречает Майкл, поочерёдно здороваясь с каждым.

– Всё проверил? – Спрашивает у него Ник.

– Да, мистер Холд. Я не знал, какую вы в итоге выберете, поэтому взял ключи от всех, – отвечает Майкл, пока мы идём мимо машин. Я даже не смотрю на окружающую меня красоту, а гипнотизирую серый пол.

Мужчины останавливаются, и я чуть не врезаюсь в спину Ника. Он задумчиво смотрит впереди себя, а затем поворачивается к Майклу.

– «Ламборгини», – бросает Ник, и Майкл передаёт ему ключи.

Ну да он же миллиардер, почему бы ему не иметь игрушки за четыре с половиной миллиона баксов. Пф, да ничего особенного. Но должна признаться – красавец. Чёрный корпус, низкая посадка и…и просто монстр, как и хозяин.

Ник передаёт мой пакет Майклу и подходит к машине, открывая пассажирскую дверь. Всё ещё недовольна, и не покажу ему, что меня тронул этот металлолом. Гордо шагаю и сажусь на пассажирское место, тут же закрывается дверь. Оглядываю салон, в котором приятно пахнёт кожей и ароматом самого Ника. Он свободно садится рядом и заводит мотор, который издаёт довольный рык.

– Ты о таких игрушках мечтал? – С сарказмом интересуюсь я.

– Таких игрушек только четыре в мире, одна из них в музее. И да, о таких. Пристегнись, не хочу быть виноватым в твоей халатности, – таким же тоном отвечает он. Передразниваю его губами, но натягиваю ремень и щёлкаю замком.

– Я всё видел, Мишель, – усмехается он, и мы выезжаем.

– Я на это и надеялась, – ехидничаю и отворачиваюсь к окну, насупившись, вообще, на всех в этом мире.

Ник включает музыку, мы выезжаем на улицу. Это какой-то парадокс: он говорит, что хочет наблюдать за всем тихо, а сейчас его машина привлекает внимание как автомобилистов, так и прохожих. Солгал? И чему я удивляюсь, он врёт мне на каждом шагу. Только зачем? Зачем ему весь этот спектакль?

Ник замечает, как я хмурюсь, и нарушает наш гордый поединок: кто кого перемолчит.

– Мишель, я бы хотел, чтобы ты открыла бардачок и достала оттуда шапку.

– Николас, я бы хотела, чтобы ты не указывал мне, что делать. Давай в тишине доедем до твоего долбанного врача, ты успокоишь свою мнимую заботу, и освободим друг друга от присутствия. Идёт? – Не поворачиваясь, отвечаю ему. Знаю, что веду себя отвратительно, но больше не понимаю, как мне быть. Не могу разобраться с реальностью и его словами. Потеряна и последнее, что мне сейчас нужно – дать волю своим инстинктам и позволить ему врать мне.

– Кстати, о враче, – я не позволяю ему даже слово вставить, – скольких баб ты туда сводил? Наверное, как только ты приводишь новенькую, то…

– Закрой рот, Мишель, – перебивает Ник меня обманчиво спокойным голосом, что мне становится жутко от него.

– Я просто… – растерянно поворачиваю к нему голову, но слова пропадают, потому что вижу – сейчас сорвётся с цепи. Он настолько быстро дышит, так сильно сжимает руль, и резко двигается по дороге, ощущаю себя реально самым глупым существом на планете. Я довела его до этого состояния из-за своих выводов. Но ведь он сам виноват! Надо было говорить мне правду!

– Я тебя прошу по-хорошему: сиди молча, не издавай ни звука. Твоё воспитание оставляет желать лучшего, как и характер. Ты специально выводила всё утро меня из себя, и тебе это удалось. Как только удостоверюсь, что с тобой всё хорошо, то поеду туда, где мне доставят наслаждение в моей реальности. Ты добилась своего, Мишель. Садист вернулся, и не дай Бог, ты попадаешься на глаза – придушу, – всё это было сказано настолько ровно, что мне не осталось ничего, как заткнуться.

Слёзы подступают к горлу, и я отворачиваюсь, глотая их. Дура! Смахивая горячие капли, корю себя за длинный язык. Но ничего не понимаю, совершенно. В голове сумбур, запуталась в нём, в себе, а ещё это упоминание о его сессиях. И я их вызвала сама, что самое противное. Подтолкнула его в тёмный мир.

Господи, да что творится вокруг? Столько слов, столько эмоций, а внутри меня болото. Тут же вспоминаю свой сон, и меня передёргивает. Незаметно вытираю нос и щёки, чтобы не показать своё раскаяние. Нет, мне нужно время, чтобы подумать… снова. Каждая встреча с Ником оставляет меня настолько разбитой, что мне требуется лошадиная доза разума и спокойствия. А теперь ещё эта ночь. Но я не могу забыть полную гардеробную женской одежды.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *