10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях



Сегодня поощрение чаще всего применяется в экспериментах бихевиористов, но этот метод уходит корнями в древние времена. К нему прибегает каждый дрессировщик, когда дает собаке маленький кусочек лакомства после того, как она выполнит трюк. То же самое делают многие родители маленьких детей.

Иван Павлов, один из первых бихевиористов, блестяще продемонстрировал, что метод работает даже без настоящего лакомства. Он звонил в колокольчик каждый раз, как собаку кормили, – и в конце концов слюна у собаки начала выделяться, когда она просто слышала звук колокольчика.

Использование символов вместо настоящего поощрения – главная хитрость в инструментарии изменения поведения. Например, такая игра для смартфона, как Candy Crush, вместо настоящих сладостей использует для формирования зависимости нарисованные блестящие конфетки. Другие видеоигры могут привлекать внимание изображениями сверкающих монет и прочих сокровищ.

Складывающиеся у нас в мозгу стереотипы удовольствия и поощрения – «доза дофамина», выражаясь словами Шона Паркера, – это основная составляющая зависимости от социальных сетей. Однако соцсети также используют и наказание, или отрицательное подкрепление.

Во время лабораторных экспериментов ученые используют различные виды наказания – одно время весьма популярными были удары током. Но, как и с поощрением, наказанию совершенно не обязательно быть реальным и физическим. Иногда эксперименты проводятся с помощью начисления очков и применения символов.

Общаясь в социальных сетях, вы получаете эквиваленты как поощрения, так и ударов током.

Большинство пользователей соцсетей подвергались атакам со стороны аккаунтов‑обманок, которые им подбрасывали, как фантик котенку (что кошки, кстати, терпеть не могут). Они испытали на себе бессердечное неприятие, принижение, пренебрежение, неприкрытый садизм или даже кое‑что похуже. Это одновременно и кнут, и пряник. Неприятная обратная связь может сыграть в формировании зависимости и скрытом изменении поведения такую же важную роль, как и приятная.

 

Очарование тайны

 

Говоря «время от времени», Паркер, возможно, имеет в виду одно любопытное явление, которое открыли бихевиористы. Если за какое‑либо действие человека поощрить – общественным одобрением или конфетой, – он будет стремиться совершать это действие как можно чаще. Получая похвалы за публикации в социальной сети, люди приобретают привычку писать много постов.

Звучит довольно невинно, но это может оказаться первым шагом на пути к зависимости, которая постепенно превратится в проблему как отдельного человека, так и общества в целом. Несмотря на то что в Кремниевой долине этот шаг благопристойно называют «вовлеченностью», мы уже достаточно напуганы, чтобы ограждать от него своих детей. Да, многие дети, чьи родители работают в Кремниевой долине, учатся в вальдорфских школах, где электронные устройства запрещены.

Давайте разберем это удивительное явление. Суть его не в слаженной работе положительной и отрицательной обратной связи, а в том, что непредсказуемая обратная связь может стать более мощным побуждающим фактором, чем самая идеальная.

Если вы – ребенок и получаете конфету каждый раз, как говорите слово «пожалуйста», возможно, вы начнете говорить его чаще. А теперь предположим, что однажды вы не получите свою конфету. Можно предположить, что отныне говорить «пожалуйста» вы будете реже: зачем стараться, если результат не гарантирован. Логично?

Но иногда происходит прямо противоположное. Как будто ваш мозг, с самого вашего рождения привыкший во всем находить взаимосвязи, не может устоять перед вызовом. «Тут должна быть какая‑то хитрость», – шепчет он, одержимый навязчивой идеей. И вы продолжаете вежливо просить в надежде понять глубоко запрятанную закономерность. Однако ее нет, а есть только случайность безо всякого двойного дна.

Ученому позволительно увлекаться закономерностью, которая не имеет смысла. Он может копнуть глубже и действительно что‑то обнаружить. Если вы пишете сценарий, это прекрасный инструмент для работы. Немного нелогичности в сюжете или характере персонажа сделает его более привлекательным.

Но во многих ситуациях это ужасная основа для увлечений. Возможно, именно очарование неопределенной обратной связи заманивает людей в мерзкие «созависимые» отношения, где с ними плохо обращаются.

Создать малую толику случайности в социальных сетях проще простого. Поскольку алгоритмы несовершенны, случайность будет подлинной. Но в дополнение к этому в новостные ленты привносится элемент намеренной случайности. Причина тому лежит в области базовой математики, а не человеческой психологии.

Алгоритмы социальных сетей обычно «самонастраиваемые». Это означает, что в них постоянно происходят небольшие изменения, призванные показать на выходе лучшие результаты. «Лучшие» в этом случае значит сильнее вовлекающие людей и, таким образом, приносящие больше выгоды. В таких алгоритмах всегда присутствует небольшой элемент случайности.

Предположим, обычный алгоритм показывает вам объявление о продаже носков или других товаров примерно через пять секунд после того, как вы посмотрите видео с котиками. Самонастраивающийся алгоритм проведет проверку, чтобы выяснить, что произойдет, если этот временной интервал уменьшить, скажем, до четырех с половиной секунд. Захочется ли вам купить товар сильнее? Если да, то он скорректирует время показа не только ваших будущих объявлений, но и объявлений тысяч других людей, более или менее совпадающих с вами хоть в цветовых предпочтениях, хоть в водительских привычках.

Иногда самонастраивающиеся алгоритмы дают сбой, тогда они откатывают свои параметры до прежних показателей. Если после корректировки временного интервала и до четырех с половиной секунд, и до пяти с половиной секунд вы будете меньше хотеть купить носки, рекламу вам снова будут показывать ровно через пять секунд. На основании имеющихся доказательств, алгоритм примет пятисекундный интервал ожидания как оптимальный из всех возможных. По идее, если мелкие случайные изменения не помогают, алгоритм перестает адаптироваться. На деле же самонастраивающиеся алгоритмы никогда не теряют надежду улучшить самих себя.

Что же делать, если улучшить результат могут только более серьезные изменения? Возможно, стоит установить интервал в две с половиной секунды, но постоянные дополнительные поправки не помогут это выяснить, поскольку алгоритм застрял на пятисекундном интервале. Вот почему в самонастраивающиеся алгоритмы заложена возможность большой случайности. Зачастую алгоритм выходит на новый уровень эффективности, когда в почти идеальных настройках происходит сбой.

Такой механизм скачкообразного развития часто бывает заложен в самонастраивающихся системах. Пример тому – полезные мутации, которые происходят в ходе биологической эволюции из‑за постоянно нарастающего числа событий. В основе этого процесса лежит естественный отбор, когда гены отдельной особи либо передаются потомкам, либо нет. Мутация – непредсказуемый фактор, открывающий новые возможности, резкий скачок. Каждая новая мутация добавляет виду странные особенности, делающие его сильнее.

Нейрофизиологи закономерно интересуются, может ли подобный процесс происходить в мозге человека. Пока мы знаем, что мозг может адаптироваться к любым условиям, поскольку природа не терпит сбоев.

Пока рекламный алгоритм влияет на эмоции человека, случайность, облегчающая адаптацию программы, подпитывает у людей зависимость. Алгоритм пытается уловить идеальные параметры для манипуляции мозгом, а мозг пытается найти в этом более глубокий смысл и меняет свою реакцию в ответ на эксперименты алгоритма. В основе этой игры в кошки‑мышки лежит чистая математика. Поскольку стимулы алгоритма случайны, а значит, бессмысленны, мозг адаптируется не к чему‑то реальному, а к выдумке. Этот процесс – застревание в ловушке зыбкого миража – и есть зависимость. По мере того, как алгоритм пытается выбраться из ямы, человеческий разум в ней застревает.






Страницы: 1 2 3 4 5

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *