10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях



Научное движение, названное бихевиоризмом, зародилось еще до изобретения компьютеров. Бихевиористы изучали новые, более методичные, стерильные и скучные способы дрессировки животных и людей.

Одним из знаменитых бихевиористов был Б. Ф. Скиннер. Он положил начало методологической системе, известной как ящик Скиннера. В рамках его экспериментов животных сажали в клетку и давали лакомство за совершение ими определенных действий. Животных никто не гладил и не хвалил, это было просто изолированное механическое действие – новая для того времени разновидность дрессировки. Позже бихевиористы применили этот метод к людям. Их стратегии часто срабатывали, и это ужасно пугало людей. В результате появилось множество фантастических романов и фильмов ужасов о «контроле разума».

Печально, но факт: при помощи бихевиористских методик можно дрессировать человека, и он даже не будет этого осознавать. До недавнего времени вы могли столкнуться с этим методом, только если бы записались добровольцем для участия в экспериментах в подвале университетского корпуса, в котором расположен факультет психологии. Вас бы отвели в специальное помещение, и психологи изучали бы вас через одностороннее зеркало. Несмотря на то что вы знали бы об эксперименте, вы не смогли бы осознать, как именно вами манипулируют. Что ж, вы были бы не в обиде, ведь вы сами дали согласие на то, что вами каким‑то образом манипулировали. (Впрочем, не всегда. Некоторые жестокие эксперименты проводились на заключенных, бедняках и представителях других рас.)

В десяти главах этой книги я покажу, что вещи, которые внезапно стали считаться нормой – тотальная слежка и постоянные незаметные манипуляции – на самом деле негуманны, неэтичны, жестоки и опасны.

Опасны? О да, потому что вы не знаете, кто и в каких целях воспользуется этой властью.

 

Оказывается, безумный ученый заботится о собаке в клетке

 

Возможно, вы слышали о признаниях основателей империй социальных сетей, которые я предпочитаю называть «империями изменения поведения».

Например, Шона Паркера, первого президента Facebook:

 

«Нам нужно время от времени подкидывать вам дофамина – показывать, что кто‑то оценил ваше фото, или пост, или что‑нибудь еще… Петля обратной связи с социальным одобрением… это именно то, до чего додумался бы хакер, вроде меня, поскольку мы играем на уязвимости человеческой психологии… Изобретатели и создатели – я, Марк [Цукерберг], Кевин Систром из Instagram – мы постоянно это осознавали. И все равно это делали… ваши отношения друг с другом и обществом в буквальном смысле изменяются… Возможно, сети даже убивают способность продуктивно работать. Одному Богу известно, что все это делает с мозгом наших детей».

 

А вот что говорит Чамат Палихапития, бывший вице‑президент Facebook по вопросам роста пользовательской аудитории:

 

«Созданные нами кратковременные петли обратной связи, подпитываемые дофамином, разрушают общество… Никаких дискуссий, чтобы достичь взаимопонимания, никакого сотрудничества, ложная информация, недоверие. Это не проблема одной только Америки, и дело вовсе не в шпионах. Это проблема всего мира… Я испытываю ужасное чувство вины. Думаю, в глубине души мы все это знали, хотя и притворялись, что не видим никаких негативных последствий. Думаю, где‑то совсем в глубине сознания мы догадывались, что может произойти что‑то плохое… Так что, с моей точки зрения, сейчас у нас действительно все плохо. Разрушается сама основа человеческого общения и взаимодействия друг с другом. И я понятия не имею, как эффективно решить проблему. Можно лишь отказаться пользоваться этими механизмами. Я уже несколько лет так и делаю».

 

Лучше поздно, чем никогда. Целая толпа критиков, и я в их числе, уже давно твердят, что мир катится в тартарары. Но когда это признают сами создатели соцсетей, это уже шаг вперед.

Долгие годы я был вынужден выслушивать весьма неприятную критику от друзей, работавших в Кремниевой долине. Я осуждал то, над чем мы вместе трудились, и меня считали предателем. Позже я столкнулся с противоположной проблемой. Я говорил, что работники Кремниевой долины по большей части порядочны, и просил не представлять нас вселенским злом. И сталкивался с новой волной праведного гнева. Я уже не понимаю, когда чрезмерно критикую свое окружение, а когда чрезмерно его защищаю.

Но куда важнее сейчас ответить на вопрос, имеет ли вообще значение хоть чья‑нибудь критика. Мы все уже знаем, и корпорации не могут больше отрицать, что эта технология причиняет нам вред, но будем ли мы – а точнее, лично вы – в состоянии сопротивляться этому?

Некоторые компании, среди которых Facebook, Google и Twitter, пытаются исправить серьезные проблемы, из‑за них же и возникшие, но действуют они разрозненно. Что случилось, в них проснулась совесть или на них оказывается давление? Думаю, понемногу и то и другое.

Как бы то ни было, компании меняют свою политику, тщательно мониторят происходящее и нанимают сотрудников для обработки и анализа данных, чтобы разработать алгоритмы, которые помогли бы избежать еще более страшных ошибок. Раньше в Facebook твердили: «Двигайся быстро и ломай устои», теперь они придумывают мантры получше, пытаясь собрать разбитый мир по кусочкам и склеить обломки.

Эта книга о том, что без нашей помощи компании не справятся.

Поскольку люди, работающие в Кремниевой долине, уже сожалеют о содеянном, может показаться, что нам достаточно немного подождать, и все наладится. Но это так не работает. Если вы не станете частью решения, его не будет вовсе.

В первом аргументе я представлю несколько ключевых концепций, стоящих за проектированием манипулятивных и формирующих зависимость сетевых сервисов. Осознанность – первый шаг к свободе.

 

Кнут и пряник

 

Паркер заявляет о том, что Facebook намеренно создает у людей зависимость, а Палихапития говорит об отрицательном влиянии этой соцсети на человеческие отношения и общество в целом. Где же связь между этими двумя источниками чувства вины?

Основной процесс, который позволяет соцсетям зарабатывать деньги и одновременно причиняет вред обществу – это изменение поведенческих моделей людей с помощью специальных методик. Причем их можно применять как для избавления от зависимостей, так и для их формирования.

Зависимости сводят людей с ума, и в этом заключается вред для общества. Зависимый человек постепенно теряет связь с реальностью и живыми людьми. Когда из‑за применения манипулятивных схем множество людей перестают владеть собой, мир становится безумным и мрачным.

Зависимость – неврологический процесс, до конца еще не изученный. Мы знаем, что нейромедиатор дофамин влияет на получение нами удовольствия, и потому именно он лежит в основе работы механизма изменения поведения при реакции на поощрение. Вот почему Паркер его упоминает.

Изменение поведения современного человека под влиянием, например, смартфонов – статистический эффект. «Статистический» означает, что эффект реален, но не вполне объективен. В масштабах всего человечества результат вмешательства более или менее предсказуем, но с отдельно взятым человеком фокус может не сработать. Но не обольщайтесь – даже если выводы не вполне точны или основываются на нечетких логических построениях, они не перестают быть достоверными. Любой из нас – в какой‑то степени животное, которое бихевиорист посадил для эксперимента в клетку.






Страницы: 1 2 3 4 5

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *